• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: европа (список заголовков)
13:54 

Самые забавные новеллы из Гептамерона

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
23:03 

Забавности по-староитальянски

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Из сборников новелл:

Некий человек, отправляясь в паломничество, оставил своему приятелю триста золотых, сказав ему: "Я отправляюсь в путь, и одному Богу известно, что со мной станет. Если я не вернусь, отдай их на помин души моей. А если вернусь к назначенному сроку, ты дашь мне из них столько, сколько пожелаешь. "
Уехал паломник, вернулся к назначенному сроку и попросил отдать ему деньги. Приятель ответил "Повтори уговор." Паломник повторил его в точности. "Отлично сказано, - ответил приятель. - Так вот, я желаю вернуть тебе десять монет, а остальные двести девяносто оставлю себе." Паломник стал возмущаться, говоря: "Это бессовестно! Ты отнимаешь у меня все мое состояние обманным путем". А приятель отвечает сладким голосом: "Я поступаю с тобой честно, а если тебе что-то не по нраву, пусть на рассудят в синьории". Паломник подал иск. Судьей тогда был Скьяво из Барри. Он выслушал спорщиков, произвел расследование и сказал тому, который присвоил деньги: "Верни двести девяносто монет паломнику, а он тебе отдаст те десять монет, которые ты ему возвратил. Ведь уговор был: "Отдашь столько, сколько пожелаешь". Поэтому двести девяносто монет, которые ты пожелал, отдай, а десять оставь себе."

Когда епископ Альдобрандино жил в своей епархии, случилось ему оказаться за одним столом с монахами. И был среди них один, который с аппетитом ел луковицу. Епископ, поглядев на него, сказал своему слуге: "Пойди к этому монаху и скажи, что я охотно поменялся бы с ним желудком". Слуга сказал, что ему было велено. А монах ответил: "Пойди и скажи мессеру - "Я верю, что желудком он со мной поменялся бы, а вот епископским саном и доходами от него - навряд ли".

Гонелла, придворный шут, умудрился чем-то досадить маркизу Феррарскому Обиццо да Эсти. То ли он совершил какой-то проступок против маркиза, то ли тот просто хотел подшутить над Гонеллой, но синьор да Эсти приказал Гонелле не оставаться на его земле, пригрозив, что иначе шуту отрубят голову. Гонелла отправился в Болонью, нанял там повозку, купил ко всеобщему удивлению земли и наложил ее в повозку, а затем, столковавшись с возницей о цене, направился к дворцу маркиза Обиццо. Маркиз, увидев Гонеллу, изумился и сказал: "Разве я не говорил тебе, чтобы ты не смел появляться на моей земле? А ты приезжаешь ко мне в повозке. Что это значит? Ты ни во что не ставишь меня?" И он приказал своим слугам схватить шута. Гонелла ответил: "Синьор мой, ради Бога выслушайте меня и будьте ко мне справедливы, и велите казнить меня, если я не исполнил ваших повелений". Заинтересованный маркиз сказал слугам: "Погодите, не трогайте его. Посмотрим, как он будет оправдываться". И Гонелла ответил: "Синьор, получив ваше повеление, я немедленно отправился в Болонью, купил там болонской земли, и нахожусь сейчас на ней, а не на вашей и не на феррарской". Услышав это, маркиз мог сказать только: "Живи где хочешь; я признаю, что проиграл в этом споре." Он подарил шуту новый костюм и после того случая стал ценить его больше прежнего.

И парочка с детства любимых сказок. Потому что они не только для детей, но и для взрослых. ))

О "стране советов"

О способности к компромиссам )))

@темы: Историческое или вроде того, Европа, Анекдоты, Разные разности, Про литературу

17:17 

О благородных кабальеро, любви, кастрюлях, благодарных зрителях и прочем. )

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Парочка занятных историй от Лопе де Вега. )

Как-то один кабальеро завел обыкновение беседовать по ночам со своей дамой, а она была не из тех, кто откроет не являющемуся родственником или женихом мужчине двери своего дома. (Потому и общалась она с кабальеро только выглядывая в окно или выходя на балкон, что для знатной испанки той эпохи тоже было весьма компрометантно). И стала на них глазеть соседка, жившая через улицу; получилось так, что они не могли больше беседовать, а она - спать. Тогда кабальеро прихватил с собой пращу для метания камушков и, притаившись за углом, стал их метать наудачу, целясь в окно соседки. Тогда любопытная соседка, рассудив, что этак она, пожалуй, рискует окриветь, но в то же время не в силах побороть в себе желание подслушать, о чем говорят влюбленные, и подсмотреть, как они себя ведут, надела на голову кастрюлю и в таком виде высунулась наружу. Камешки стали попадать в кастрюлю, производя такой грохот, что он перебудил всех соседей, и любовникам волей-неволей пришлось разлучиться. :D

Сочинив пьесу "Взятие Маастриха", при ее постановке Лопе де Вега поручил роль одного офицера какому-то невзрачному актеришке. После представления великого драматурга отвел в сторону некий идальго и с весьма раздраженным видом заявил, что тот не имел права поручать эту роль плюгавому и трусливому актеру, ибо брат его был весьма мужественным и красивым человеком. А посему сеньор де Вега должен либо передать роль другому актеру, либо встретиться с этим идальго в отдаленной аллее Прадо (естественно, при шпаге), где он будет ждать сеньора де Вега с двух часов до девяти вечера. Не желая безвременно погибнуть или кого-нибудь прирезать во имя столь, несомненно, важных вещей, как кастинг на второстепенные роли, Лопе де Вега передал роль офицера другому актеру и попросил его на сцене держаться молодцом. В результате тот идальго тоже поступил как молодец и прислал автору-режиссеру подарок. :D

Один крестьянин на старости лет забыл молитву "Верую", которую все католики читают на латыни, а не на родном языке, и не мог прочесть ее наизусть. Деревенский священник сказал крестьянину, что не сможет отпустить ему грехи, пока тот не прочитает "Верую". Крестьянин был добрым католиком и не мог обходиться без исповеди. А еще он с детских лет обладал благородной застенчивостью. И потому, ни к кому не желая обращаться с просьбой обучить его этой молитве, опасаясь вдобавок нарваться на человека, который сам в ней не силен, он пустился на хитрость. Через два дома от него находилась церковь, и вот старик садился у порога своего дома, и, когда дети, окончив уроки, проходили мимо него, он показывал им монетку и говорил: "Это получит тот из вас, кто лучше других прочтет "Верую". Каждый читал молитву, и старику столько раз пришлось ее выслушать, что он запомнил ее наизусть, заслужив право называться добрым христианином. )))

Ну и парочка фраз с милыми формулировками:
"Дама достаточно благородного происхождения, но недостаточно благородного поведения".
"Если человек сражается с противником один на один, то он сражается, но если он имеет дело с двумя или тремя противниками, то сражаются они, а он только обороняется".

@темы: Разные разности, Про литературу, Историческое или вроде того, Европа

13:01 

Мольер, ребята, - это актуально!

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Вспомнилась парочка историй из жизни великого драматурга. Вот эта, на мой взгляд, наилучшим образом может ответить на вопрос " Как будет в России приводиться в действие закон об оскорблении чувств верующих и что будет считаться оскорблением религиозных чувств?"
Итак, Франция XVII века - эпоха короля-Солнце Людовика XIV. Духовная жизнь во Франции находится под контролем "Общества святых даров". Эта религиозная организация, которой покровительствует набожная королева-мать Анна Австрийская, представляет из себя гибрид религиозной полиции и иезуитского ордена и влияет практически на все - вопрос о дуэлях, интимная жизнь знатных супругов, положение протестантов в стране. Были даже случаи сожжения за вольнодумство. В это время состоялась премьера комедии Мольера "Тартюф" - сюжета о лицемере, который, притворяясь истово верующим, использует религию для прикрытия своих грязных делишек. По требованию церкви и "Общества святых даров" король запретил комедию как "безбожную и оскорбляющую благочестие". Спустя неделю после запрещения "Тартюфа" при дворе сыграли пьесу "Скарамуш-отшельник". Скарамуш "молился" пятиэтажным матом, совершал непристойные телодвижения и т. п. Выходя с премьеры, король сказал принцу Конде:
- Хотел бы я знать, почему это люди, которых так возмущает комедия Мольера, ни слова не говорят о "Скарамуше"?
На это Конде ответил:
- Это потому, что комедия о Скарамуше высмеивает небо и религию, до которых этим господам нет никакого дела, а комедия Мольера высмеивает их самих; этого они перенести не могут.

За достоверность этого анекдота не ручаюсь. Но это неплохой урок для критиков, ящитаю.
Однажды, когда на сцене играли комедию Мольера о муже-рогоносце, на сцену ворвался некий дворянин со шпагой и кинулся к Мольеру:
- Кто автор? Ты автор?! Защищайся, сцуко, сейчас я тебя заколю, как цыпленка! :duel:
Мольер: - А в чем, собственно, дело?
- Эта пьеса - оскорбление лично для меня! Меня в ней полным идиотом выставили!
- :wow2: Да с чего вы взяли, что пьеса про вас?
- Да вся Франция поймет, что это про меня! Это ж пьеса о человеке, которому жена рога со всеми встречными-поперечными наставляет.
- Но ведь это не значит, что пьеса - про вас.
- Да вся Франция знает, что моя жена любому дает, даже ноги раздвинуть просить не надо. Ясен хрендель, что пьеса - про меня. Защищайся, ракалья! :horns2:

И просто цитата:
"... ничто так не действует на людей, как изображение их недостатков. ... Порицание люди сносят легко, но насмешки они не выносят. Быть дурными они согласны, но быть смешными они не хотят".
Пожалуй, это было актуально во все времена. Сцуки и сволочи частенько бывают в тренде, и таким людям бесполезно пытаться что-либо объяснять с точки зрения этики и морали. А вот поржать... поржать иногда помогает. Еще Сервантесом доказано. :)

@темы: О важном, Нарочно не придумаешь, Историческое или вроде того, Европа, Про литературу

Yellow submarine #6

главная