• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: "valens miles" aka камелот" (список заголовков)
23:30 

lock Доступ к записи ограничен

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:30 

Волкомибовское снова ))

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Запись несколько сумбурная - из тех, что на старояпонском назывались "дзуйхицу", а на русском - "пишу что в голову придет". :) (Впрочем, по сравнению с закрытыми записями она еще и связная вполне) ))

Что-нибудь связное и содержательное писать трудно, потому что жизнь у персонажей сюжетов, как правило, трудная, а их же жалко и им сопереживаешь. Поэтому сейчас здесь будет отзыв юмористический и не серьезный ни разу (традиционно извиняюсь, если обижу кого-нибудь).
Итак,
Вы смотрите театральный проект, автором или соавтором которого является Энид, если

читать дальше?

* * *

Вообще-то и о "правильных психах", и еще много о чем мне хочется и серьезно написать, но пока упомяну только об одной детали, которую я заметил только сейчас, потому что наконец-то полностью и вчитываясь в детали прочитал "Мабиногион" и некоторые ирландские скелы, которые не читал раньше: если говорить о разработке и характеристиках персонажей, то в "Камелоте", на мой взгляд, "очень много кельтского" - не только в аранжировках музыки, но и в особенностях сюжета и характеристиках персонажей. Разумеется, в нем есть отсылки к самым разным источникам, от "Триад острова Британия" и до "Смерти Артура" Мэлори, сюжетную канву которой в целом повторяет мюзикл, и все это органично и гармонично связано между собой и с историей создания "Смерти Артура" Мэлори, но многие черты характеров и особенности поведения персонажей напоминают мне повести "Мабиногиона" и некоторые рыцарские романы, в которых отсылки к кельтским верованиям и кельтскому законодательству есть. И речь не только о барде Акколоне, могущественной жрице Моргане, повелевающей фэйри, или волшебном мече; таковы Первый рыцарь Гавейн; милая, благородная, мягкая и внимательная к людям, но с "внутренним стержнем" Гиневра - истинная Первая леди британской земли; принципиальный, справедливый, благородный, высоко ставящий законы страны и долг короля, хотя и не чуждый человеческих слабостей Артур, которого чтут не только подданные и друзья, но и враги (достаточно вспомнить, как пикты салютовали ему после смерти и дали время его воинам почтить память короля). То же касается и взаимного уважения язычников и христиан и гармоничного сосуществования рядом христианских и языческих традиций. И то, что Конмел всегда загоняется из-за того, чтобы Артур и Гавейн не "потеряли лицо" - это тоже отражение изображенных в кельтском эпосе традиций, когда честь чтили чуть ли не выше чем жизнь, оскорбление словом или делом считалось преступлением не меньшим, чем убийство, и в законодательстве фигурировало понятие "цена чести", а не только "возмещение ущерба". Например, в двух рыцарских романах, прочитанных мной, есть эпизод, когда Гавейна несправедливо обвинили в предательском убийстве, и, чтобы за это убийство отомстить, напали на него, когда он был в гостях и без оружия, большой вооруженной "массовкой". И там была фраза, которая мне запомнилась - "Если мы хотим ему действительно отомстить, его надо захватить живым. Мертвый бесчестья не боится." Когда Конмел беспокоился из-за того, что Гавейн Блеобериса убил при свете дня, пожалуй, больше, чем из-за того, что Гавейн среди ночи пошел с Ланселотом драться, - это мне об этой фразе напоминает. да и сам Конмел - это, считай, квинтэссенция кельтского эпоса, почти без "примеси" континентальных традиций, так же как Блеоберис - воплощенная квинтэссенция рыцарских романов, со всеми их забавными, пафосными или "крышесносными" деталями Да и образ Мордреда в валлийской традиции более внимательно проанализировать стоит, потому что он там, насколько я помню, не всегда подлец и антагонист.
А уж если начать про магию в мюзикле писать... Впрочем, магия в сюжете - это отдельная песня (точнее, много красивых песен :) ). Так что стоит, наверное, все-таки как-нибудь про все-все-все это серьезно и подробно написать. ))

@темы: Театр "Волки Мибу", Про мюзиклы, Много мыслев, "VALENS MILES" aka Камелот", Юмор, стеб и им подобное

11:44 

Упо-орка ))

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
С фикосоавторством не получилось, потому что в "моей" части текста обнаружились баги (и не из разряда "о, ужас, у меня в тексте Акколон играет с Ланселотом в фидхелл, а должен играть в гвидвилл ((( ", а гораздо более серьезные). Если получится все исправить (а править там нужно много всего), то будет самостоятельный фик, а если не получится... то не будет. х)


Но суть не в этом, а в том, что от мыслей о фике по-любому польза была, потому что я лишний раз задумался о разных мелких деталях в "Камелоте".
Например, я давно уже знаю, что у второстепенных "не именных" персонажей - т. е. персонажей, не упоминаемых в средневековых текстах артуровского цикла (большинство леди, оруженосцы, стражники, слуги) значительная часть персонажной биографии разрабатывается исполнителем и может изменяться, если роль играет новый исполнитель. Конечно, определенные черты характера, детали биографии и взаимоотношения с другими персонажами остаются неизменными (например, королевский оруженосец в любом случае не будет ни трусом и подлецом, ни крутым опытным супербойцом, ни куртуазным кумиром всех дам при дворе; сопровождающая Моргану жрица при любой трактовке персонажа будет язычницей, а не христианкой; а среди леди при королевском дворе будут и те, кто влюбился в какого-нибудь доблестного-куртуазного рыцаря и до конца был верен этому чувству, и те, что сперва мечтали о браке с королем, а потом нашли утешение в новой любви, и дама, продолжающая даже после королевской свадьбы мечтать о внимании короля). Но тем не менее слова "новый исполнитель = отчасти новый персонаж" можно считать справедливыми. И вот, просматривая на днях в очередной раз разные фотоальбомы, я задумался, что у двух капитанов королевской стражи наверняка биографии разные (открытие века, да Х) ). Потому что - тадамм! - у них наручи разные х)))
Может, это и забавно прозвучит, но наручи персонажей "Камелота" - это интересная деталь. читать дальше?


Может быть, конечно, я неправильно такие детали понимаю. Но в любом случае даже незначительные на первый взгляд детали - в т. ч. детали визуального образа персонажа - могут что-то рассказать о персонажах "Камелота". Например, чертополох, вышитый золотой нитью на котте сэра Гавейна, - это, по словам самого же сэра Гавейна, визуальная "отсылка" к Шотландии. И, помню, когда я еще очень мало знал об артуриане, я не понимал, какое отношение наследник короля Оркнейского к Шотландии имеет :shame: Между тем о том, "какое отношение Гавейн имеет к Шотландии", писали в средневековой литературе еще до того, как сложился артуровский цикл в знакомом современному читателю виде.
Так, Уильям Малмсберийский, выдающийся историк 12-го века (некоторые ученые называют его лучшим английским средневековым историком после Беды), монах Малсберийского аббатства, в своей написанной на латыни исторической хронике «Деяния королей Англии» (Gesta Regum Anglorum; описывает события английской истории 449–1120 гг, завершена в 1125 году, окончательно отредактирована в 1127) пишет: «Вальвен ( Walwen) был достойнейшим племянником Артура по линии сестры. Он правил в той части Британии, что до сих пор зовется Вальвейта. Воин, прославленный своей доблестью, он был изгнан из своих владений братом и племянником Хенгиста… но отплатил за это изгнание тяжким уроном, нанесенным им, когда он, по праву деля славу со своим дядей, много лет спасал вместе с ним гибнущую страну… Иные говорят, что он был ранен врагами и после погиб в кораблекрушении, но, по свидетельству других, он был убит согражданами на пиру».
(Вальвен/Вальвейн/Вальваний - это форма имени "Гавейн" на латыни. А упомянутое историком владение Гавейна — это Голуэй на юго-западе современной Шотландии; эти земли принадлежат ему и в некоторых поздних английских романах.)
Имя Гавейна/Вальвания связывает с Шотландией и клирик Гальфрид Монмутский, уроженец Уэльса. читать дальше?
А у фэйри "Камелота" разные имена - и разные, соответствующие именам, грим и костюмы; достаточно на фэйри с именами Шиповник и Рябина посмотреть. И характеры у них тоже наверняка разные, но это только по мимике иногда в танцах заметить можно; они же, вроде, по собственной воле и не действуют почти, по большей части выступая как слуги чужой могущественной магии. Так что уделять внимание деталям определенно стоит - незначительных мелочей в этом проекте, судя по всему... ну не то что нет совсем, но их наверняка очень мало. )))


И теперь мне интересно, связано ли как-то то, что у сэра Гавейна любимый кубок - "с фиолетовыми камешками" - с тем, что он унаследовал фамильный перстень с аметистом? Артур вот, например, от мамы Игрейны фамильный перстень с рубином получил - так он и крест с рубинами носит.
Составить, может, список вопросов про разные такие мелочи, и после конца театрального сезона попробовать спросить кого-нибудь? :hmm:

@темы: "VALENS MILES" aka Камелот"

23:20 

lock Доступ к записи ограничен

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:26 

lock Доступ к записи ограничен

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:50 

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Опять переделка песни "камелотская". ) На этот раз краткий пересказ истории Артура и Морганы в стиле песни из р.-о. "Юнона и Авось". Ничего концептуального и никого обидеть не хотел. )) Просто в голову пришло. :)


читать дальше?

@темы: Схулиганилось, "VALENS MILES" aka Камелот"

21:57 

lock Доступ к записи ограничен

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:32 

lock Доступ к записи ограничен

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:17 

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Читаю я по е-мэйлу отрывки одного незаконченного фика. (О том, как Артур Конмела на службу принял). Читаю, думаю, что мне-то серьезные фики писать трудно. А тут еще и глючные ассоциации с другим мюзиклом сработали... В общем, меня триггернуло на маленькое хулиганство по теме. ))
Никакой познавательной, художественной и фанонной ценности текст не представляет. Рифмованное "хулиганство" в чистом виде. )


Итак, представьте:
Ясный солнечный день, Артур и Гавейн выезжают за пределы Камелота в чащобу поохотиться на разную хтонехрень. Останавливаются на привал пообедать (дичью, а не хтонехренью :) ), и внезапно к ним подходит рыжий ирландец. Артур (удивленный наличием людей в местах обитания хтонехрени): - А вы-то что здесь делаете?
Ирландец: - Счас спою!
Начинает много петь.

читать дальше?

@темы: Схулиганилось, "VALENS MILES" aka Камелот"

12:03 

Камелотское: об этикете. И о людях, естественно, тоже.

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Поскольку речь идет о куртуазнейшем из христианских дворов, вопросы статуса и нормы этикета имеют здесь очень большое значение, и игнорировать связанные с ними детали не стоит - ведь они тоже играют определенную роль в сюжете.

Например, в сцене пира ("Славься, славься, Камелот") ближе всего к королевскому трону стоят молочный брат короля сэр Кей и королевские племянники (ближе, естественно, старший, сэр Гавейн, являющийся одновременно и наследником короля). Накануне свадьбы Уриена и Морганы место у королевского трона занимает Уриен, который сейчас породнится с Верховным Королем, с родичами и свитой; оркнейские принцы оказываются "на второй позиции". (Кстати, в "Колыбельной Артура" в его думах о рыцарях Круглого Стола ближе всего к нему оказываются все тот же Кей и близкий друг и Первый рыцарь Ланселот). Сэр Гавейн, наливая вино королю и себе, подает ему больший кубок вина, а себе оставляет меньший (и бдительным оком преданного вассала и любящего родича фиксует, кто там какую отраву или приворотное зелье государю в кубок подсыпет или подольет.) А на балу в честь свадьбы двух королей танцующие пары встают в соответствии с их рангом: впереди всех король Гоора и его супруга, затем наследный принц Гоора, а затем разные ненаследные принцы, герцоги и рыцари Круглого Стола. Первыми должны были быть Верховный Король Артур и его супруга, но Гиневра из-за недомогания отказалась танцевать. Когда же Гавейн приглашает Гиневру на танец, то наследник Верховного Короля и жена вышеупомянутого короля встают перед королевой Гоора Морганой и наследником королевства Гоор - вопросы статуса, знаете ли.

Кстати, Артур и Гавейн - наглядный пример того, что значит быть элитой в Камелоте. И Гиневра тоже, но о ней отдельную запись делать надо, иначе слишком длинный текст получится.
Например, в сцене пира Гавейн замечает, что придворная дама подливает его дяде-королю что-то в кубок. Он мучительно раздумывает, стоит ли нарушать вопросы этикета, подав королю маленький кубок; решает, что здоровье короля таки важнее, и ...подает королю маленький кубок с беззаботной улыбкой и извиняющимся жестом, а потом... расхаживает по пиршественному залу с почти полным королевским кубком в руке - все с той же беззаботной улыбкой, любезно беседуя с окружающими, но _не прикасаясь к кубку губами_. Потому что пить отраву или приворотное зелье он, естественно, не хочет, привлекать внимание окружающих к инциденту не хочет, и огорчать дядю, рассказывая об этом случае - наверняка далеко не первом в его королевской жизни - не хочет тоже. Проще сделать вид, что ничего не случилось.
Впрочем, во время свадьбы Артур и его старший племянник сталкиваются уже не с инцидентом, а с настоящими трэшем и нервотрепом. После смерти короля Лота, отца Гавейна, на Оркнеях (и в прочих землях мужа) правила вдовствующая королева Моргауза, сестра Артура, предававшаяся не только делам правления, но и прелюбодеяниям с сэром Ламораком, которого многие источники называют убийцей ее мужа. После венчания Артур и Гавейн узнают из полученного королем письма, что третий сын Моргаузы, Гахерис, в гневе из-за любовной связи королевы убил ее. Проще говоря - убита самая близкая их родственница, а на другом их близком родиче лежат несмываемое бесчестье и тяжкий грех из-за убийства беззащитной женщины, более того - убийства родной матери и королевы. После чего узнавший об этом трэшаке Артур, старательно демонстрируя полное спокойствие, идет к молодой жене и, улыбаясь, любезно беседует с ней, уверяя, что у нее нет причин для забот и грусти. А потом галантно раскланивается с женой и поспешно уходит, потому что ему необходимо хоть немного побыть вдали от праздничного веселья. Тем временем Гавейн терзается из-за полученных вестей, но старательно скрывает свое состояние от Агравейна - ведь иначе придется сообщить ему чудовищные известия, а Гавейн не знает, как сделать это, не причинив брату боль. Однако во время беседы короля с королевой он отвлекается от собственных тяжких мыслей, понимая, что:
- бал на свадьбе Верховного Короля открывают гоорцы
- молодая королева не должна чувствовать себя покинутой и одинокой в день свадьбы, но его дяде и королю сейчас не до любезных бесед и танцев
- то, что король и королева в день свадьбы не танцевали на балу и проводят много времени порознь, может дать пищу для пересудов
Он тут же передает оруженосцу пояс с мечом и - можно сказать, решительно - приглашает юную королеву на танец. И на следующий. Идеальная осанка. Безупречные манеры. Обаятельная улыбка. Куртуазные речи. Любому, кто со стороны его видит или с ним говорит, и в голову не придет, что с ним что-то плохое произошло. Программа-минимум "Не дать повод сплетничать о плохих отношениях в королевской семье, проявить внимание к родственнице и королеве" выполнена. А потом, попрощавшись с королевой элегантным поклоном и кивком препоручив ее Акколону, он отходит подальше от танцующих. Залпом выпивает полный кубок вина и торопливо, не сказав никому ни слова, уходит - и Эрик растерян и чуть ли не в шоке, потому что не привык видеть таким своего господина.
Уже эти два эпизода показывают Гавейна (да и Артура тоже) людьми, которые не позволяют себе ни на мгновение показать окружающим боль или слабость, лишь очень немногим выказывая истинные чувства. Люди, привыкшие стабильность и порядок в государстве и при дворе, честь рода, доброе имя семьи ставить выше собственных чувств, какими бы они ни были, и не быть искренними даже с самыми близкими людьми - в мире, где "все так ненастояще" искренность может оказаться не менее опасной, чем слабость, может помешать защитить тех, кто тебе дорог, и то, что тебе дорого. Так что умение "сохранять лицо", даже если сердце обливается кровью, и отношение к любому искреннему и открытому проявлению чувств как к роскоши, увы, по большей части недоступной, для них так же привычно, как и владение оружием.

Много слов

@темы: "VALENS MILES" aka Камелот"

00:19 

Камелотское: продолжаю писать о боевке. И о людях.

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Поскольку в Камелоте собрались лучшие рыцари из разных земель, сравнивать качества бойцов по технике боя затруднительно - она в Камелоте примерно у всех персонажей одинаковая и качественная. На общем фоне выделяются по технике и динамике разве что Гавейн и Ланселот, как первым рыцарям и положено, Акколон - молодой юноша, еще не отточивший технику боя, - и Гарет, который при приезде в Камелот, такое ощущение, меч разве что в руках держать умел, и опыт "реальных" фехтовальных тренировок, не говоря уже о боевом опыте, у него маленький. Всех остальных воинов можно разделить на более крутых и более слабых бойцов, в основном, по тому, как они ведут себя с противниками в бою.
Перед премьерой в одном из выпусков "Вестника Камелота" была цитата от сэра Ланселота о том, что одни из важнейших качеств истинного рыцаря - храбрость в бою, благородство по отношению к слабым и беспомощным и соблюдение правил поединков. И эти критерии, в общем, вполне для оценки применимы.

Например, сэр Борс - явно один из самых сильных бойцов Камелота. Не только потому что легко орудует огромной хренью типа боевой молот, которую два оруженосца с трудом способны волоком утащить, но и потому, что на турнире всего лишь оглушает своего противника и никогда не нарушает правила боя - его мастерство ему это позволяет.

Агравейн - явно более слабый боец. Он убивает противника на турнире, потому что попросту ранить его или обезоружить не хватило сил и умения, и толкает Эрика на вражеские мечи, чтобы отвлечь внимание и выиграть хоть какое-то преимущество в рубилове. Блиобериса тоже одним из сильнейших рыцарей не назовешь: то, что он в массовом рубилове на "Ведьме" не брезгует тяжело ранить стражника (!) ударом в спину (!!), чтобы снизить численный перевес противника - это о многом говорит. (Может быть он, конечно, из-за Гиневры беспокоился - стоит одна и без оружия прикрытия, вдруг копьем кто-то ткнет? Но все равно такой поступок с тем, кого с т. з. эпоса и бойцом-то настоящим считать нельзя, явно о высоком боевом мастерстве не свидетельствует). Не впечатляет в этом плане и Лионель, который на "Ведьме" напал на Борса, когда тот уже дрался с Ланселотом, и ткнул его мечом в ногу (:facepalm: ). Благородные рыцари, что уж там.
Лионель и Борс меня в целом... э-э... удивили проявлением своих родственных чувств. Так, Борс пренебрегает запретом короля участвовать в бою против людей Ланселота. А Лионель ради возможности подраться с родичем и вовсе оставил открытой для вражеских ударов королеву, которую, на секундочку, спасать сюда пришел. Ну, ОК, пусть он с Конмелом был знаком и знал, что тот будет в куртуазию играть по всем правилам. А если бы Агравейн в том состоянии, в каком он был, в куртуазию играть не стал бы? Кстати, мне тут в голову пришло - Эрик в Агравейна вцеплялся потому что боялся, что раненого Агравейна зарубят в бою, или потому что боялся, что Агравейн зарубит Гиневру? Все-таки такое несмываемое пятно на чести... Потом пошла бы в народ молва, что у сыновей Лота Оркнейского привычка такая паскудная - королев беззащитных убивать...
Зато в финальном бою родичи, которые до того настолько враждовали, хоть и недолго сражались спина к спине. Порадовало. )

Конмела как хорошего бойца характеризует уже то, что он позволяет себе заморачиваться по полной программе куртуазными заморочками, которыми многие из рыцарей пренебрегают. Он на "Ведьме" почти не пытается атаковать Лионеля, потому что может получиться расклад "двое на одного" - а так нечестно. Он не то что убить - ранить Блиобериса не пытался, с ног сбил и забыл ждал, когда поднимется, потому что лежачего не бьют. Ланселота в спину бить тем более нельзя, фи-фи, бесчестье несмываемое. Вот лицом к лицу с Первым рыцарем один на один - это да, это можно, все по-честному. В общем, сперва я думал, что это фейспалм. Финалка показала, насколько мало я знаю о фейспалмах.
На финалке, как всем известно, есть пикты. И эти пикты бегут в атаку на королевскую армию. Один из них перекатывается через подставленный рыцарем щит, падает... Конмел, вместо того, чтобы оприходовать пикта топором, деликатно ждет, пока тот поднимется, потому что лежачих, как мы помним, не бьют, а потом, даже не пытаясь убить или ранить, всего лишь оглушил, потому что ну у пикта же только кинжалы, более слабого и хуже вооруженного противника нельзя убивать или ранить. А вот со вторым пиктом уже можно драться по-настоящему, потому что он не только вооружен мечом, но и судя по всему, один из лучших (если не самый лучший) боец в своем племени. (На то, что он из числа лучших, указывает не стремление к честному бою - на это у пиктов начхать всем, от крутейших воинов и до юношей, которые, видимо, на охоту на крупного зверя еще ни разу не ходили. Но у него в снаряге медвежья шкура и клыки, добытые на охоте, и хороший меч; он единственный из пиктов встает в правильные стойки с мечом перед боем - и создается ощущение, что фехтовальная техника у него проработана. А еще он ведет себя сперва очень самоуверенно - бьет по щиту Борса и по Конмелу, держа меч одной рукой, - типа "Я убил большого медведя на охоте; я легко убью слабых южан из каменных домов". И лишь потом он забывает о самоуверенности и понимает, что в этой боевке легко не будет.) Тем временем слегка оклемавшийся пикт-с-кинжалами в благодарность за куртуазию атакует Конмела сзади, рассекая кинжалом сухожилие под коленом. Конмел падает на колено, вновь бьет кинжальщика топорищем, уже слабее - рана мешает, знаете ли, да и пикт с мечом изрядно так отвлекает -, поэтому кинжальщик приходит в себя уже быстрее и во втором порыве благодарности за куртуазию убивает Конмела ударом в спину. Вот так вот не-рыцарю по статусу умереть из-за рыцарских принципов... слишком глупо вышло. (( А, с другой стороны, будь он "умным", его бы и жалко так не было. (
читать дальше?

@темы: "VALENS MILES" aka Камелот"

14:41 

"Запомни сразу и на века - в любой легенде важны детали"

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
В конце декабря мне дважды написали в онлайн-почте, что я в последнее время мало что пишу о "Камелоте". Что-то мало-мальски связное, чтобы в открытых записях, и правда пишу редко. Ну что ж, напишу пару слов об интересных - лично для меня - деталях для исправления статистики. (Правда, за связность изложения не ручаюсь - это именно что "солянка" из привлекающих внимание деталей. )

* Влюбленный до крышесноса сэр Блиоберис очарователен - когда Акколон поет хулу королю, он говорит своей леди "Послушайте, какая милая песенка" - и тут же забывает нафих о песне, об Акколоне, о короле. Ну, в самом деле, можно ли отвлекаться на такие мелочи, когда на тебя смотрят очаровательные очи прекраснейшей дамы в мире, когда ты внимаешь ее ангельскому голосу, когда перед тобой ее божественный лик... Весь Камелот уже в шоке или в ярости от нанесенного Артуру оскорбления, и лишь после всех поглощенный наиважнейшим в мире делом - беседой со своей Прекрасной Леди - рыцарь тоже замечает, что происходит неладное. И его леди, судя по всему, любит его не меньше - как встревожилась, когда он, чтобы щегольнуть перед ней доблестью, сэра Борса на поединок вызвал!

* Второстепенные женские персонажи - с качественно проработанной пластикой движений. Отличить даму от служанки можно не только по платью, простецкие движения служанки заметно контрастируют с изяществом и элегантностью дам - о, эти обаяние и плавность движений в эпизоде, где они заигрывают с королем. Они даже ссориться или комичными быть умудряются элегантно. )) И при этом когда служанка приседает в придворном реверансе перед приглянувшимся ей разливающим вино слугой, а тот куртуазно ей кланяется, - это подражание господам выглядит забавно, но и мило донельзя. И индивидуальность характеров дам, проявляемая в мелочах: одна после того, как ее отверг король, не видит ничего плохого в любезностях оруженосца. Другая слишком горда, чтобы до такого унизиться, и лишь позже, посмотрев на веселящихся подруг, решает к ним присоединиться.

*Король Уриенс - некогда доблестный воин, который сейчас слишком стар. И эта старость подчеркивается одной-единственной деталью - во время танца он не может подняться с колена, ему помогает оруженосец. Ничего удивительного, что смерть сына оказалась для него непосильным бременем.

* Абсолютная естественность, с которой все необходимые для мюзикла технические детали сочетаются с жизнью персонажей. Подтанцовка? Прекрасно. Вот эпизод бала, в котором танцуют рыцари и дамы. А вот фэйри, духи стихии, интересуются забредшим в лес путником или повинуются силе авалонской жрицы. Исполнитель, играющий Артура, должен переодеться в сцене перед свадьбой короля? Его ранним утром прямо на сцене одевают оруженосцы - это же обычная повседневная жизнь знатного феодального лорда. Во время турнира должна звучать песня? Влюбленный бард - сэр Акколон в песне признается в любви своей леди и получает от нее ответ. Причем примечательно, что песня юноши в начале сочеталась с боевкой во славу Прекрасной Дамы, а песня женщины - с одобрением Прекрасной Дамой этой боевки.
А еще это параллелизм сценмоментов. Иногда комичный - на словах "славься, славься, государь наш... ты и сильный, и отважный, славит весь тебя народ" Акколон пытается разбудить отца, задремавшего посреди пира в праздничном зале. Иногда романтичный с привкусом трагизма - Акколон и Ланселот влюбляются одновременно, безоглядно и с первого взгляда во время хвалы невесте; движения двух пар на "уехал мой рыцарь" кажутся зеркальным отражением друг друга. Вот только Гиневра Ланселота любила искренне, Моргана же, такое ощущение, только после смерти Акколона начала сожалеть о том, что его потеряла. И потому один рыцарь уезжает совершать подвиги и наставлять юношу в воинском искусстве, а другой - убивать сюзерена украденным у него мечом. А когда Акколон в сцене турнира пел о стремлении завоевать благосклонность своей леди, рыцари на сцене сражались за благосклонность леди, повязав ленту цветов своей дамы на рукав, - и на словах "Позвольте мне вас называть своей прекрасной дамой" Агравейн убивал противника. Красивая мелодия. Нежные слова о любви. И демонстрация того, что за любовь дамы иногда платят своей или чужой жизнью, что шелковая ленточка на рукаве может быть окрашена кровью. И при желании это можно считать и своеобразным намеком на все, что впоследствии случится в Камелоте. ((

* Коротенькие - в одной или нескольких минутах - но очень о многом говорящие сюжетные зарисовки о долге короля и о вассальной преданности.
читать дальше?

@темы: "VALENS MILES" aka Камелот"

20:16 

lock Доступ к записи ограничен

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:55 

Чибики "Камелота", третья "глава"

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Про Акколона и Ланселота. ) Начало здесь
Эта глава получилась не совсем стебно-юмористической и не совсем серьезной, а своеобразным "миксом" из того и другого. И четвертая "глава" - про Гавейна - скорее всего будет именно такой.
С любовью к персонажам, разумеется. :)
Примечание: Канон, легко понять, - мюзикл "VALENS MILES" ("Камелот") (с отсылками к некоторым моментам из легендариума и мифологии). В тексте цитируется строфа из песни Чароита "Середина лета".

III

Быть истинным рыцарем так просто. Нужно всего лишь неуклонно следовать христианским заповедям или заветам богов, быть верным и благородным другом, преданно служить своему сюзерену и своей возлюбленной даме сердца, заботиться о народе и защищать слабых и угнетенных. Конечно, лучшие из рыцарей должны быть образцом образованности и куртуазности и прославиться многими подвигами, и это трудно. Но чтобы называться истинным достойным рыцарем, достаточно совсем простых и легких вещей. Мы верили в это, когда были маленькими.

Бросселиандский лес в Бретани, три года спустя.
- На-ад землей настало лето!
В звуках арфы мы споем об этом.
Хо-орошо же быть поэтом –
С арфой петь о жарком лете…
- Госпожа, можно я выйду наружу и его стукну?
- Нельзя, Ланселот.
- Но он надоел уже! Так часто сюда приходит, и воет, и воет!
- Ланселот…
Темноволосый худощавый мальчик слегка хмурится, насупив брови: - Я знаю, что истинный рыцарь должен быть учтивым, госпожа. Но чего он сюда приходит… с завидным и неизменным постоянством и… поет песни не с тем искусством, которым можно было бы порадовать ваше сердце?
- Это озеро почитают волшебным. Бретонские барды иногда приходят сюда петь песни, потому что верят, что магическая сила этих мест станет частью магии их музыки и слов.
- Но он ведь еще не бард. Прошу вас, можно я выйду наружу и стукну его, госпожа? Совсем не больно и всего разочек.
- Нет, нельзя. И ты сам знаешь, почему.
- Потому что он маленький и слабый и не умеет владеть оружием. Истинный рыцарь должен защищать слабых, а не обижать их.
- Верно.
- Но ведь…
- Здесь не должны быть слышны песни, которые поют в мире смертных. То, что мы все же слышим пение этого ребенка, означает, что он всей душой стремится улучшить свое мастерство.
- Ну…
- Не отвлекайся. Напомни мне, какие языки приличествует знать рыцарю, а тем более сыну короля, рожденному в земле Бенвик.
- Латынь – язык всех образованных людей, на коем говорят во всех христианских странах и даже у мавров. Мой родной французский. Кельтские наречия, коих известно два – язык Ирландии и язык Британии, на котором говорят также и здешние бритты. Они схожи, но у них много отличий. Есть также и язык анлосаксов. При дворе Артура Пендрагона говорят и на латыни, и на кельтском, и на английском, потому что оба народа являются его подданными…
- Хорошо, - прекрасная женщина со струящимися по плечам солнечно-золотистой рекой волосами делает легкий взмах рукой. На изящном столике перед мальчиком возникают два манускрипта, перо и серебряная чернильница. – Здесь два текста. Один – на вульгарной латыни. Исправь его, чтобы можно было прочесть это стихотворение на литературной латыни. Второй – на французском, но в нем есть английские слова. Напиши вместо них французские.
- Понимаю, госпожа. А…
- А верхом покатаешься перед обедом :)
- Да, госпожа Вивиан. :)
* * *

читать дальше?

@темы: Проза, "VALENS MILES" aka Камелот"

21:26 

lock Доступ к записи ограничен

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:17 

Проза про чибиков из "Камелота" )

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Как бы предисловие )) : Упорка по артуриане иногда дает своеобразный "побочный эффект". Например, я только сейчас начал задумываться о масштабах историческо-литературной вселенной, составляющей классическую артуриану, где нашлось место и историческим хроникам на латыни, и кельтской поэзии и прозе раннего Средневековья, и куртуазным романам, и реалиям эпохи "аллитерационного Возрождения", и много еще чему. И, соответственно, только сейчас я стал замечать в "Камелоте" отсылки к разным элементам артурианы, не замеченные раньше, и задумываться о том, какой была в контексте этого огромного мира артурианы не показанная на сцене жизнь персонажей. Их предыстория, например. А если меня что-то интересует, а инфы нет, я сам могу что-нибудь придумать. :) А первым делом по старой привычке в голову приходит что-то не очень серьезное, само собой. Так что иногда тут, наверное, будут появляться стебчики о персонажах "Камелота" в детстве. :) Вот счас публикую две главы. ))
Хотелось еще про маленьких Акколона и Ланселота написать, но пока глава не пишется. ( Так что третья глава - про них двоих - будет отдельно и позже )


I

Где-то в Ирландии.
- Мам, я вернулся! :)
- Отлично! Голову врага из битвы принес?
- Нет. (((
- Чему тебя только учил твой отец, мир его праху!
- :small:
- Ладно, давай, рассказывай, как все прошло.
- Плохо. (( Норманны на нас бежали и орали, а потом я одному тощему, который на меня кинулся, копьем по ногам ударил и ножом в горло ткнул, а потом мне кто-то бок поцарапал, а потом я щитом прикрывался, а потом норманны обратно побежали, а потом король с дружиной приехал и их догонять пустился. И все.
- И все?
- Ага.
- А больше ты ни о чем не хочешь рассказать мамочке?
- Ну-у… Я в бою врагам в глаза не смотрел. Это плохо, да?
- Как сказать… А еще ты о чем должен вспомнить?
- Ма-ам…
- Конмел мак Кормак! Что такого ты сказал о нашем короле, что он мне пожелал «Чтоб у твоего щенка рана в боку загноилась и одним дурнословом в Ирландии меньше стало?»
- Так и сказал?
- :yes:
- Ну-у…Я сравнил его с Кухулином. :shuffle2:
- К-О-Н-М-Е-Л
- Правда! Я сказал «Кухулин служил кузнецу вместо сторожевого пса и стал могучим героем. Может, если наш король кому-нибудь вместо собаки послужит, он тоже наконец-то героем станет? Хотя вряд ли».. :shuffle2:
- Ты!!...
- А чего он как этот самый! Он же со своей дружиной на битву опоздал! Ты представляешь, мам, - он же приехал, когда норманны уже отступали! И половина его дружины даже за ними не погналась – сразу трофеи кинулась собирать! Король, называется… (((
- Ты хоть понимаешь, что ты натворил! Я-то надеялась, что ты вырастешь, достойно себя на совете, охоте и в битвах проявишь и король тебя к себе в дружину возьмет. Твой отец, мир его праху, в землях сидов бы порадовался. А теперь… А теперь скорее уж баньши в королевскую дружину возьмут, чем тебя.
- Ну и что! Не очень и хотелось. Другие короли на свете есть, славнее и достойнее, вот. Я лучше к одному из них на службу попрошусь.
- Ну конечно. А то ведь они, бедные, есть не могут, спать не могут, только думают неустанно – «Когда же это доблестный герой Конмел мак Кормак на службу к нам попросится? То-то счастье бы было! А то ведь нам без него ни одной битвы не выиграть»
- Мам! ((
- Ладно, пошутили и хватит. Иди горячего меда попей и отдыхай. Первый бой все-таки.

читать дальше?


II

Десять лет спустя, где-то в Бретани.
- У-улиен доблестный, во-ойска стена-а
Влага-ами волон наколмил на валах клепостных!...
- Да когда же он заткнется-то,а!
- Я думал, хуже того разгрома, что учинили нам саксы в Камбрии, ничего быть не может. Оказывается, может.
- Ко-ольцедалитель с могучей луко-ой,
Со-ол впеледи всех в слазенье кололь.
- О мой король, принцу всего четыре года. Не слишком ли он мал, чтобы учиться петь и играть на лире?
- Самый раз! Чем раньше начнет, тем раньше всему научится. Вы только послушайте, какой сильный голос! :)
- :-( Да уж…
- Он станет прославленным бардом! )))

читать дальше?

@темы: Юмор, стеб и им подобное, Проза, "VALENS MILES" aka Камелот"

17:49 

О фрилансерах, фриэксерах и топ-менеджерах Камелота ))

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Увидел во ф-ленте одну запись.

17.01.2016 в 15:09
Пишет Мышь Таисья:
17.01.2016 в 04:42
Пишет Ежевичное вино:

Термин «фрилансер» (букв. «вольный копейщик») впервые был употреблен Вальтером Скоттом в романе «Айвенго» для описания «средневекового наёмного воина».
link

URL записи

URL записи

Не смог удержаться. )) В общем, публикую тут мини-фик. )

Канон: "ВАЛЕНС МИЛЕС", он же "Камелот" и чуть-чуть артурианы
Жанр: Модерн-АУ. И стеб, как и положено. :)
Примечание: Не знаю, что получилось, но всех люблю, само собой. ))

Часть первая. О кадровой политике.
читать дальше?

Часть вторая. О семейных отношениях.
читать дальше?

@темы: Схулиганилось, Проза, Лингвистическое, "VALENS MILES" aka Камелот"

13:15 

О ВМ-ном и разном

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Опубликовал в группе ВМ Вконтакте 4 хокку на конкурс, только потом в правилах заметил "не больше трех от одного участника". А какое удалить, выбрать не могу, мне-то они все нравятся Х)) Остается надеяться, что организаторы сами удалят любое из четырех, а не все четыре сразу ((


Не прошло и года (точнее, полутора лет :) ), как я решил здесь об оруженосце короля Артура спросить. У него эмоции в разных эпизодах хорошо и заметно выражены, и умер он, вроде, как хорошему оруженосцу и положено, так что имя, возраст и предысторию "до начала сюжета" интересно было бы узнать. :shuffle2: Не то чтобы я думаю, что мне ее расскажут, но почему бы не спросить, в конце концов. :)


И еще только сейчас (я - ме-едленный газ, я знаю) обратил внимание на шпионско-кавайного шинсеновца (не знаю, кто его играет, Вен, кажется) в "Споре Кондо и Хиджиката". Он вроде как доверенное лицо, "свой человек", при нем разговаривать откровенно можно. И он во время разговора командиров стоит, повернувшись к ним спиной, статУю изображая - вроде как "считайте, что меня здесь нет, я ничего не вижу, ничего не слышу, при мне можно говорить что угодно и поступать как угодно, и быть собой, не сдерживаясь и не опасаясь лицо потерять". А у самого лицо грустное.
И почему я не умею сразу такие детали подмечать. (( Хотя этот шинсеновец ведь - шпион, ему незаметным быть по должности положено, да и в этой сцене он явно старается к себе внимание не привлекать; так что, может, не так все у меня с наблюдательностью и плохо. х))

@темы: Театр "Волки Мибу", Есть вопрос, Волки Мибу, "VALENS MILES" aka Камелот"

01:48 

lock Доступ к записи ограничен

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:34 

ВМ-чиби-массовка :)

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
С онлайн-игрушкой балуюсь. ) Игрушка простенькая - например, рыжего, зеленого, фиолетового и т. п. цветов волос там нет вообще, выбор костюмов и атрибутики ограничен и т. п. Но чтобы сделать несколько чиби-"портретов" шутки ради, вполне подошла. х)

Чиби-мордредовец ))



Фэйри-тян ))


Шинсеновец идет на свидание


Гейша-тян )


Эрик-тян кормит ужином сэра Гавейна )

Создавать чиби-портреты можно здесь ))

Стеб продолжится, если какие-нибудь игрушки посложнее найду, и и-нет глючить не будет )

@темы: Волки Мибу, "VALENS MILES" aka Камелот", Фото и картинки, Юмор, стеб и им подобное

Yellow submarine #6

главная