Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Историческое или вроде того (список заголовков)
19:05 

Суды, преступления и наказания в старом Китае и в Корее эпохи Чосон

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Благодаря переводческому перфекционизму AnnetCat, заинтересовался концепцией "пяти наказаний" в старом Китае и Корее. А поскольку о судебной системе в старой Корее что-нибудь найти почитать (и, естественно, на память записать) мне хотелось уже давно, я воспользовался принципом "с миру по нитке" - точнее, "с разных сайтов по фразе", и в итоге получился довольно-таки длинный текст. ))
Источники: статья А. Ланькова, англоязычная статья, посвященная книге Хендрика Хамела ("Журнал Хендрика Хамела" - это записи записи о его 13-летнем - 1653-1666 - пребывании в Чосонской Корее, где он оказался после кораблекрушения, и об особенностях местной жизни), http://www.sungjinyang.com/history/click008.html, англовикипедия, немного из ру-вики и Курбанова и еще пара доп. фраз из других источников. За исправления и дополнения (с указанием источника) буду благодарен. ))


Итак, как же работала судебная система в Корее старых времен, в период правления династии Ли, называемой также династией Чосон (1392-1910)? Длинный текст

@темы: Ликбез, Корея, Китай, Историческое или вроде того

14:55 

"Легенды древней Ирландии": об ирландских древностях и ирландских праздниках

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Закончил читать книгу "Древние легенды Ирландии" (более правильное название - "Легенды, заговоры и суеверия Ирландии"), написанную леди Франческой Уайльд, мамой небезызвестного Оскара Уайльда. Описание во френдленте совпадает с впечатлениями - там действительно есть мелкие "ляпы", заметные даже мне, но при этом очень много "вкусного" и интересного; и поскольку я дневник по большей части использую как блокнот, я буду все эти интересности потихоньку сюда записывать. )) А еще у автора, на мой вкус, хороший слог, так что, несмотря на некоторую - на мой взгляд - хаотичность изложения - читать было в целом приятно и интересно

Для начала несколько слов об авторе и книге.
читать дальше?


Итак, часть первая – о древней и средневековой Ирландии и о разных ирландских праздниках. )) Если кто-то сможет что-то исправить или дополнить – спасибо скажу. )) Единственная просьба – в случае исправлений или дополнений указывать источник информации. ))

С VII по X век Ирландия была европейским центром учености. Ирландцы 18-19 века не забыли об этом, рассказывая, что "В старые дни в Ирландии были большие школы, где людям преподавали всевозможные науки, и даже у самых бедных людей знаний было больше, чем у многих благородных господ в наши дни. Но самыми учеными были священнослужители, и поэтому Ирландия славилась по всему миру, и многие короли из чужих земель посылали своих сыновей далеко в Ирландию, чтобы они воспитывались в ирландских школах".
Высокий уровень образованности проявлялся в т. ч. и в том, что в Ирландии VI-XVI веков существовала особая правовая система: в отличие от остальной Европы, Ирландия ни в какой форме не переняла нормы римского права. Дошедшие до нас правовые тексты и комментарии к ним в опубликованном виде занимают более 2000 страниц. (Вот бы здорово было их почитать!)
Примером детальной проработанности древнеирландского права могут послужить трактаты из Сенхус Мор (также Шенхус Мор, древнеирландское Senchas Mбr). Этот свод древнеирландских законодательных трактатов, составленный около 800 года н. э., состоял из трех частей и включал более сорока отдельных трактатов, посвященных самым разнообразным юридическим вопросам. Например, изначально в него входил специальный трактат "Суждения о котах", где разбирались различные юридические вопросы, связанные с котами и кошками (он сохранился только во фрагментах). Так, согласно законодательству, кошка должна быть свободна от ответственности за то, что съела еду, которую нашла в кухне "из-за небрежности того, кто должен был заботиться об этой еде". Однако если еда была взята из безопасного места – из сосуда, – тогда виновата была кошка, и ее можно было спокойно убить. Кот также был свободен от ответственности за то, что, хватая мышь, поранил лентяя во время своей охоты за мышами; однако если случилось так, что кот нанес травму полезному работнику, он должен был выплатить половину штрафа, а вторую часть списывали на возбуждение от охоты за мышью. Если требовалось конфисковать собаку, то через ее миску клали палочку, чтобы ее не кормили. На два дня можно было конфисковать черно-белого кота, если он происходил от великого героя, которого взяли с корабля Бресала Брекка, где были белогрудые черные коты; то же самое правило действовало и в отношении комнатной собачки королевы.
Еще одной интересной особенностью древнеирландской юриспруденции является существовавшая в древней Ирландии сложная система так называемого "атгабала" (athgabál). У ирландцев практически не было тюрем и казней; большинство юридических конфликтов урегулировались с помощью штрафов. Если ответчик не платил штраф, истец мог самостоятельно изъять имущество у ответчика в качестве залога за будущий штраф. Это изъятие называлось "атгабалом". Процедура атгабала регулировалась сложными правилами; целью многих из них было нанести как можно меньше ущерба чести и достоинству ни в чем не повинных членов семьи ответчика: например, запрещалось отбирать то, с чем играет ребенок, – котят, детские игрушки; вещи больного и т. п.
* * *

В ирландском языке нет другого слова для обозначения броши – будь то из кости или из золота, кроме как Dealg, что буквально означает "колючка". (Возможно, это память о том, что именно колючками и острыми косточками в глубокой древности, до развития ремесел, прикрепляли плащ к одежде, а бедняки продолжали делать это и впоследствии). Слово "фибула" – заимствованное и совершенно чужеродное для ирландского языка, хотя археологи обнаружили на территории Ирландии множество поражающих тонкостью работы золотых фибул, выполненных местными мастерами.
* * *

Число цветов в одежде в древней и средневековой Ирландии, как и в средневековом обществе в целом, имело существенное значение и регулировалось законом. Так, рабам был позволен только один цвет; воинам – два, прославленным героям или знатным юношам – три; мужчине-филиду – шесть; женщине-филиду – пять; и семь было царственным числом для королей и королев. Тонкость и качество выделки шерсти и льна, из которых шили одежду, также зависели от ранга носителя. (Лен и шерсть были основными материалами древнеирландского костюма). Цвет плаща также указывал на ранг.
В "Книге прав" (Lebor na Cert, время создания - XI век или позднее) говорится о плащах различных цветов, которые предоставлялись королям в качестве дани или налогов: плащах пурпурных, красных, зеленых, белых, черных. Некоторые, как там сказано, были оторочены золотом. Также часто описываются и туники "с золотыми краями – с золотыми украшениями – с золотыми окантовками". Плащи другой формы снабжались капюшонами вроде арабских бурнусов и широкой окантовкой из козьей шерсти. Дань, которую король Тары требовал с лейнстерцев, состояла из 5000 унций серебра, 5000 плащей и 5000 бронзовых сосудов, а также из отдаваемых раз в три года 15 000 голов скота различного вида. Помимо этого упоминается и о лошадях и ценных предметах различного рода.
* * *

В древней Ирландии ученых людей почитали превыше всех других классов: филиды (который леди Уальд называет «профессорами и поэтами», чтобы передать их общественную роль – хранители знаний и в то же время создатели и хранители творческого наследия) занимали очень высокое положение в обществе и располагались на общественной лестнице рядом с королями. читать дальше?

@темы: Про литературу, Мифология, мистика, легенды, Лингвистическое, Историческое или вроде того, Европа

20:18 

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Вся история средневековой Японии - в одном переделанном анекдоте:
- Как раз сейчас у горы Гдетояма правительственные войска сражаются с подлыми мятежниками.
- И кто из них - правительственные войска, а кто - подлые мятежники?
- Именно это они сейчас и выясняют.

* * *

Средневековыми рыцарскими романами (в первую очередь - незабвенным сэром Томасом Мэлори) навеяло:
Рыцари бывают разные - Зеленые, Черные, Красные...


Каждый раз, когда средневековые авторы романов понимали: "а из этих буковок в алфавите можно составить еще и вот такое имя", при дворе короля Артура появлялся новый рыцарь Круглого стола.


Король Артур в большие праздники не садился за пиршественный стол, не услышав о каком-нибудь чуде или не увидев его. А поскольку ездить в дальние страны и королевство бросать королю не пристало, Артур, как правило, сидел и ждал, пока чудо придет к нему само. Чудо, как правило, приходило. Иногда чудо даже посвящали в рыцари. После чего сэр Кей радостно возглашал: "Кушать подано, садитесь трапезничать, пожалуйста", и все начинали кушать.
Правда, эта традиция могла доставлять и определенные неудобства, потому что читать дальше?



Хотя, разумеется, рыцарские романы - это не только повод для шуток. ) В них бывают и интересные детали, события и персонажи, и концептуальные или вообще "крышесносные" моменты. Так что "упорка" продолжается - например, "Ланселот или рыцарь телеги" прочитан дважды в русском поэтическом переводе и дважды - в английском прозаическом (потому что русского прозаического перевода не было), на очереди - английский прозаический перевод романа "Ивейн или рыцарь со львом". А еще я недавно узнал, что существуют поэтические варианты кретьеновских "Ивейна" и "Персеваля" на среднеанглийском. Причем первое произведение - "Ивейн и Гавейн" - в большей мере нечто среднее между переводом и сокращенным пересказом, в то время как "Персеваль" - в большей мере самостоятельное произведение, продолжающее и завершающее кретьеновский сюжет. Не знаю, правда, стоит ли их читать полностью - впечатление от отрывков среднеанглийского "Ивейна" и предисловия к "Персевалю" как-то не очень. Так что пока я просматриваю текст "Ланселота" на старофранцузском - практически ничего не понимая х)) - чтобы уточнить один лингвистический момент, и жалею, что The Knightly Tale of Gologras and Gawain написана на средневековом англо-шотландском. ))
Такая вот средневековая литература ))

@темы: Юмор, стеб и им подобное, Про литературу, Мифология, мистика, легенды, Историческое или вроде того, Европа, Япония

12:21 

Восхитительная итальянская политика и прах Данте )

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
На мой взгляд эта история наглядно свидетельствует о том, что у великих людей может быть активная общественная жизнь даже после смерти. Х))

Впрочем, началось все, естественно, еще при жизни Данте. В 1290-х расколовшая Италию борьба между гвельфами (считавшими, что главной политической силой и фактическим главой Италии должен быть Папа Римский) и гибеллинами (ратовавшими за то, чтобы вышеупомянутыми силой и главой был император Священной Римской империи) в славном граде Флоренции сошла на нет: гвельфы (к которым принадлежала и семья Данте) победили. Но спокойная мирная жизнь, видимо, противоречила красивым старинным итальянским обычаям: вскоре в стане победителей начинаются раздоры между влиятельными семьями, что привело к расколу флорентийских гвельфов на два лагеря.
Поводом для флорентийских событий стала вражда между двумя ветвями рода Канчельери из небольшого городка Пистойя недалеко от Флоренции. Их называли Белыми и Черными Канчельери (По одной версии, из-за цвета волос их лидеров – соответственно, светлого и темного. По другой версии, враждующие семьи происходили от одного предка, но по разным женским линиям: прародительницу одной из семей звали Бьянка – «Белая», и «Черные» Канчельери называли себя так в пику политическим противникам). Но происхождение названий не суть важно, поскольку на судьбу Данте никак не влияло. А вот связанные с этим события вполне себе повлияли, потому что «черно-белые» политические раздоры охватили и Флоренцию: вражда между Канчельери, которая с середины 1280-х то вспыхивала, то гасла, переросла в беспорядки таких масштабов, что флорентийцам приходилось вмешиваться в события – например, заключать во флорентийскую тюрьму лидеров враждующих фракций либо вывозить их из Пистойи и селить у флорентийских родичей. Вышеупомянутые родичи принадлежали к богатым и влиятельным флорентийским семьям, соперничавшим за влияние, либо к их сторонникам. Можно сказать, что пистойская вражда обострила внутрифлорентийские противоречия, которые постепенно переросли в открытую борьбу.
Боролись между собой богатая, но не слишком родовитая семья банкиров Черки и древняя, но не слишком богатая семья Донати (и их союзники – соперничающая с Черки богатая банкирская семья Спини); у этой вражды были и политические, и экономические, и личные причины. Чтобы не множить сущности и не заморачиваться с придумыванием новых брендов, Донати стали называться Черными гвельфами, а Черки – Белыми.

читать дальше?

@темы: Нарочно не придумаешь, Много мыслев, Историческое или вроде того, Европа

19:26 

Ранги и должности чиновников Чосона

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Перевод из англовики себе на заметку, чтобы лучше понимать, о чем в книгах пишут и в фильмах показывают. )) (Кое-что о государственно-административном устройстве Кореи в эпоху Чосон уже записывал здесь)
Перевод корейских названий должностей, административных учреждений и т. п. даю в соответствии с встречавшимися мне в литературе названиями на русском. Если существуют разные варианты перевода - пишу несколько вариантов; если до сих пор название этой должности/учреждения нигде мне не встречалось - перевожу самостоятельно. Корейские названия в русской транскрипции не привожу, если сомневаюсь в прочтении. За исправления и дополнения, естественно, скажу спасибо :) .



Государственные чиновники были разделены на 18 "ступеней" - девять рангов, каждый из которых подразделялся на низший и высший, - от первого высшего ранга (정1품, 正一品 ) до девятого низшего ранга (종9품, 從九品 ) в зависимости от срока службы и полученных поощрений/повышения в чине. Ранг присваивался королевским указом на основании результата экзаменов на чиновничью должность либо благодаря проявленным (как правило, во время службы) личным качествам. Государственные экзамены на должность были главным и основным путем поступления на чиновничью должность и получения ранга (подробно я о них напишу, когда буду о системе образования в чосонской Корее писать).
Чиновники с первого высшего ранга по третий высший ранг носили красные чиновничьи одеяния, чиновники с третьего низшего ранга по шестой низший ранг - синие, а у чиновников трех низших рангов одеяние было зеленым.
К чиновникам первого высшего, первого низшего и второго высшего ранга обращались почтительно "тэ-гам" (대감, 大監 ), к чиновникам второго низшего и третьего высшего рангов - "ён-гам"(영감, 令監 ). Общим названием для этих высокопоставленных чиновников было "тансангван"(당상관, 堂上官 ), в то время как всех остальных чиновников называли "танхангван" (당하관, 堂下官 )


Состав правительства:
Государственный совет (Ыйчжонбу, 의정부, 議政府 ) был высшим совещательным органом, власть которого, однако, зависела от политического курса королевской династии. Главный государственный советник (Yeonguijeong, 영의정, 領議政 ), левый государственный советник (Jwauijeong, 좌의정, 左議政 ), и правый государственный советник (Uuijeong, 우의정, 右議政 ) были самыми высокопоставленными чиновниками правительства (все трое были первого высшего ранга; статус "левых" чиновников был выше, чем "правых", поскольку место слева было более почетным). Им помогали левый министр (Jwachanseong, 좌찬성, 左贊成 ) и правый министр (Uichangseong, 우찬성, 右贊成 ), оба первого низшего ранга, и семь других чиновников более низких разрядов. Власть Государственного Совета была обратно пропорциональна власти короля; бывали времена, когда Совет напрямую контролировал Шесть министерств - главный исполнительный орган чосонского правительства, - но при сильных монархах роль Совета сводилась к роли советников короля. Государственные советники зачастую занимали несколько разных постов одновременно (см. ниже).

Шесть министерств/Шесть палат (Юкчо, 육조, 六曹 ) представляли исполнительную власть. читать дальше?

@темы: Ликбез, Корея, Историческое или вроде того

13:56 

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Читал на прошлой неделе англовики об образовании в Корее эпохи Чосон. (Что еще почитать на эту тему, пока не знаю; плюс в прочитанных статьях есть отдельные противоречия в деталях и противоречия с отдельными моментами у Курбанова. Но корейская средневековая система образования - это в любом случае тема для большой отдельной записи, и об этом будет не здесь и не сейчас). С братом некоторые моменты из статей пообсуждали, без шуток не обошлось. Несколько коротких стебчиков на тему "обучение в Сонгюнгване" "сгенерили", я их на память сейчас запишу. ))

- Студентам королевской академии Сонгюнгван было запрещено чтение буддийских и даосских сочинений. Считалось, что буддийское и даосское вероучения полны суеверий, и истинно ученому мужу не подобает увлекаться ими. (См. новеллу Ким Сисыпа "Про остров на юге, плавающий в огне": "Чжоу-гун и Конфуций в своем учении заблуждения побеждают истиной, Гаутама же тщится заблуждения устранить с помощью заблуждений. Когда заблуждение побеждается истиной, слова прямы и правдивы; когда заблуждению противопоставляется заблуждение, слова вздорны. Прямому и правдивому охотно следуют благородные мужи. Вздорное по душе людям ничтожным.) При этом студентам позволялось пить алкоголь по определенным поводам, они могли получать вино в подарок.
Так и представляю:
- Я почитаю буддийские сутры.
- Как ты можешь! Ты же благородный муж из ученого сословия! Будущий столп государства, опора государя и страны! Тебе надлежит неустанно укреплять свой дух и просвещать разум, дабы являть окружающим образец мудрости и благородства, а ты хочешь читать учение невежественных неграмотных дикарей из Индии. Это же аморально! Пойдем лучше вина надербенимся.
- :) Пойдем!
:drink:


- В Сонгюнгван не допускались женщины.
- Только учиться или и в качестве прислуги тоже?
- Учиться им не позволяли точно, а вот насчет прислуги не знаю. Но если там была женская прислуга, могли возникать определенные... интересные ситуации.
При обсуждении ситуаций появилась зарисовочка:
Студенты обедают в столовой, женская прислуга накрывает на стол. Хорошенькая официанточка задевает бедром сына главного министра и мило смотрит ему в глаза, хлопая ресницами. Через три месяца сын главминистра обращается к отцу:
- Пап, прислужница Академии от меня беременна. Я не могу во время учебы взять ее в наложницы, поэтому, пожалуйста, дай ей денег на первое время, чтобы она могла спокойно родить и вырастить ребенка.
Разгневанный отец: - Ах ты распутный щенок! Тебе сейчас нужно об учебе думать, а ты со служанками разврат разводишь! Семью позоришь! Юноше из благородной семьи нужно думать, как сдать экзамены и чиновником стать, а потом на девице благородной жениться. Посмотри на меня - я сначала министром стал, взяток нагреб полные амбары, из казны добра наворовал, у государя пожалований выпросил столько, что правнукам хватит, за мамой твоей приданое большое взял и благодаря поддержке ее отца в главные министры вылез, а потом уже трех наложниц завел, по кисэн ходить стал и служанок вниманием благодетельствовать. А ты, паршивец, на отцовской шее сидишь, за мой счет ешь и пьешь, а туда же - блудить полез.
- Пап, ну она меня просто бедром толкнула. Я же не знал, что от этого дети рождаются.
Главный министр: - :facepalm:
На следующий день на заседании Государственного совета главный министр обращается с докладом к королю:
- Ваше величество, я думаю наша система образования слишком оторвана от жизни. Обучение нашей элиты сосредоточено на изучении литературы и конфуцианской классике. Юноши из благородных семей, будущая опора и цвет нации, тратят многие годы на то, чтобы научиться писать сочинения-эссе и зубрят наизусть сочинения конфуцианцев, живших сотни лет назад и ничего не знавших о нынешней жизни. Я думаю, при образовании современной знатной молодежи необходимо больше внимания уделять имеющим практическое значение познаниям. Современная знатная молодежь должна изучать иностранные языки, кроме китайского, архитектуру и инженерное дело, астрономию и экономику, медицину и юриспруденцию. Особенно медицину и юриспруденцию, ваше величество!


И еще одна зарисовочка.

@темы: Юмор, стеб и им подобное, Много мыслев, Корея, Историческое или вроде того

16:27 

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
07.02.2017 в 17:06
Пишет Леа Танака:

Полная амуниция средневекового рыцаря: как его во всё это упаковывали. Восстановлено по описаниям и гравюрам.



Отсюда:
www.facebook.com/?ref=tn_tnmn

URL записи

При просмотре первым делом почему-то вспомнился старый анекдот про пятиэтажный авиалайнер - про "а сейчас пристегните ремни, и мы постараемся со всей этой фигней на борту все-таки как-то взлететь". Потому что представлялся средневековый рыцарь, говорящий: "а сейчас затяните подпругу, и я постараюсь со всей этой фигней, что на мне, молодецки взлететь на коня". х)

Но шутки шутками, а для того, чтобы таскать на себе хоть несколько часов эти 36 кг веса, а тем более рубиться в них - в т. ч. в жару, дождь или мороз, - нужна была хорошая натренированность мышц (даже не то что многамышыцбодибилдинг рулит, а именно натренированность) и физическая и моральная выносливость. А еще хорошая координация и сбалансированность и отточенная техника движений. Потому что если мужчина, который весит... ну пусть центнер, надевает на себя не меньше трети своего веса - что будет, если он споткнется во время рубилова? А если сидеть в снаряжении такого веса на быстро скачущем коне с длинным и тяжелым боевым копьем в руках? Вот так и представляешь, насколько были важны и качественная работа ремесленников, способных сделать качественные, прочные, удобные и хорошо подогнанные "по фигуре" доспехи, и выучка всадника и коня, и многое другое. И начинаешь лучше понимать, почему "понтуются" в книгах и фильмах своими боевыми успехами разные Имярек, выбившие из седла в боях и на турнирах Ндцать противников. Потому что, с учетом вышесказанного, "пока одного завалишь", да еще на постоянном попечении лекаря не оказавшись...

А еще мне вспоминается один момент из фильма "Айвенго" (1982, Великобритания-США). Экранизация, на мой вкус, хорошая, но вот когда я вспоминаю момент с купающимися рыцарями (на 44.10 и дальше, всю 44-ю минуту)... х) Вот пытаюсь я представить этих достойных рыцарей из кадра в средневековой битве под стенами града Антиохия или града Иерусалима - в 36-киллограмовой снаряге под палящим солнцем... И в то, что их вентилятором в окно не сдует, а поездка в авто с кондиционером в джинсах и футболках смертельно не вымотает, я еще поверить могу. А вот в собственноручно зарубленных в таких боевых условиях сколько-то там десятков канонных сарацин - уже вряд ли (разве что вышеупомянутые сарацины, наплевав на историческую и культурологическую достоверность, самостоятельно харакирились, предварительно киношного Буагильбера успокоительным накормив и флакончик с нюхательными солями под нос сунув, чтобы он, чего доброго, ПТСР не подхватил х) ) Если б актеры предварительно хоть немного в тренажерный зал походили или спортивным фехтованием позанимались что ли...А так - не знаю, зачем нужно было этот эпизод в ванне в сюжет вставлять. Это один из немногих недостатков фильма, по-моему.

@темы: Разные разности, Историческое или вроде того, Европа

16:32 

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Читаю в избранном в инстаграме о Марии Медичи. Эта личность, много лет несшая на своих плечах тяжесть своего сана (и тяжесть немалую; можно, например, представить, сколько весит парадное платье, расшитое 3000 крупных жемчужин и примерно тремя сотнями бриллиантов :) ) - несомненно заслуживает внимания, и читать интересно. Из-за этого вспомнил, что писал о жизни королевской четы Генрих-Мария в своих мемуарах кардинал Ришелье. Стиль изложения, имхо, прекрасен (все эти "все хорошо, прекрасная маркиза", "ветка вишни легла на грудь дуба и птица пролетела над соборами Парижа" и "восславим наших благородных государей" вперемешку с разными подробностями семейной жизни вышеупомянутых государей производят интересное впечатление). Так что я кое-что в дневник скопировал. (Я тоже так научиться писать хочу Х)) ).


В 1600 году великий король Генрих, достойный жить столько же, сколько была жива его слава, укрепив на своей главе корону, принеся государству успокоение, смирившись перед чаяниями и нуждами своего народа, имевшего на него огромное влияние, после многих побед, одержанных над врагами отечества, решил, что настала очередь и ему покориться законам природы и вступить в брак, дабы оставить государству наследников своей короны и добродетели.
В поисках подруги под стать своей славе он окинул взором всю Европу и, не пропустив ни единого уголка, где бы мог отыскаться предмет его мечтаний, остановился на Флоренции, где жила та, существование которой делало дальнейшие его поиски бессмысленными. Местная принцесса, внучка Императора по матери, а по отцовской линии из рода, давшего миру многих знаменитостей и государственных мужей, тронула его душу, к тому же у нее была безупречная репутация. Цветущая дева обладала самыми зрелыми добродетелями: казалось, Господь создал ее настолько совершенной, что искусство, завидующее природе, едва ли смогло бы добавить хоть что-то к ее достоинствам.

Всевышний, истинный творец этого брака, так соединил их сердца, что с самого начала они жили в полном доверии друг к другу, будто всегда были вместе.


Поскольку главным для нее было нравиться королю, она приучилась быть терпеливой даже в том, в чем нетерпеливость не только простительна для самых сдержанных женщин, но и вполне пристойна.
Однако великий государь многих дарил своим вниманием.
Иные лукавые либо трусливые людишки доносили ей об опасных последствиях непостоянства супруга; и хотя эти попытки подорвать ее доверие к супругу и увенчались некоторым успехом, все же она продолжала ему верить: за исключением некоторых чрезмерных увлечений Короля, она считала ревность слишком болезненным испытанием, чтобы прислушиваться ко всем наветам.
Она не раз пыталась уговорить Короля перестать огорчать ее, не вредить своему здоровью, своей репутации — впрочем, последняя была вне подозрений, — наконец, не идти против совести, убеждая, что она бы смирилась с его похождениями, если бы они не были противны Богу. Но все ее самые убедительные доводы были не в состоянии отвратить государя от страстей, чью серьезность, ослепленный ими, он не осознавал.
Порой она прибегает и к другим средствам: заявляет, что займется его любовницами, угрожает расправой с ними, утверждая, что никто не осмелится упрекнуть в чрезмерных поступках женщину, преданно любящую своего мужа. Через доверенных лиц она доводит до Короля свои угрозы.
И эти средства, хотя и более слабые, чем первые, оказываются куда более действенными, чем нравоучения, ибо касаются интересов его любовниц, к которым он прислушивается в большей степени, чем к ней.
Как-то раз Король велел маркизе де Верней покинуть Париж с надежной охраной, узнав от Кончини, что Королева заручилась поддержкой надежных людей, желая отомстить маркизе, — впрочем, то была лишь уловка, он был уверен, что в данном случае она хотела припугнуть его, а вовсе не причинить зло.
По этому поводу случалось немало треволнений, но все они не имели последствий. Подобно тому, как ревность толкала Королеву на всевозможные ухищрения, неумеренная любвеобильность Короля настолько ослабляла его, что, будучи умным и великодушным монархом, он, казалось, терял порой рассудок.

В остальном брак Их Величеств ничем не омрачался.
читать дальше

@темы: Историческое или вроде того, Европа

22:49 

Про онмёджи

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Позавчера наконец-то посмотрели с братом фильм "Онмёджи-2". Между первым просмотром первого фильма и второго прошло больше десяти лет, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. )) Кратко о впечатлениях:
1. Абэ-но Сэймэй и Минамото-но Хиромаса - это Шерлок Холмс и доктор Ватсон эпохи Хэян. :)
2. Если Хиромаса с кем-то или для кого-то играет музыку, то с исполнитель и/или слушатель музыки всенепременно окажется связан с каким-нибудь магическим пиндрецом.
3. Если Хиромаса с кем-то или для кого-то играет музыку, то велика вероятность, что этот кто-то окажется в итоге демоном.
3. Хиромасе явно не везет с личной жизнью - то воплощение демона, то воплощение божества. Интересно, может ли он для разнообразия влюбиться в обычную девушку? х)
4. Отцы девушек, в которых влюбляется Хиромаса, как правило не являются образцовыми отцами... мягко говоря.
5. Сэймэю в этом сюжете повезло с авторской трактовкой - во всяком случае, в отличие от некоторых анимэ и манги, здесь он пытается защитить Киото, а не разрушить его...

Если же серьезно, то второй фильм мне понравился меньше первого (который до сих пор входит в число любимых) из-за нескольких причин.
Несколько слов о впечатлениях
____________

Тем не менее после просмотра мне вновь захотелось побольше узнать о произведениях Баку Юмемакура, по мотивам которых были сняты оба фильма. Вообще-то сперва мне хотелось почитать какие-нибудь материалы, которые могли бы выложить в рамках "Фандомных битв", но я не знал, где их искать. ( Так что здесь будет то немногое, так или иначе связанное с фильмом, что удалось найти в англовики.

В 1988 году писатель Баку Юмемакура начал писать серию произведений под названием "Онмёджи", главным героем которых был Абэ-но Сэймэй. Этот сюжет был потом переработан в мангу Рейко Окано и стал популярен среди девушек. В 2002 году NHK был выпущен телесериал, основанный на этих сюжетах.
Баку Юмемакура (夢枕 獏 род. в 1951 в Одавара) - автор научной фантастики и приключенческих сюжетов. Он написал более 280 произведений; к настоящему моменту в Японии продано более 20 млн. экземпляров его работ. К циклу "Онмёджи" относятся, если не ошибаюсь, более 15 произведений, которые, судя по всему, никогда не переводились на английский или русский

Список сюжетов из цикла "Онмёджи"

Одноименный фильм с Мансаем Номура в главной роли вышел в прокат в 2001 году. Юмемакура участвовал в работе над сценарием; однако версии манги и фильма сильно отличаются по стилю и сюжету. Первый фильм имел в Японии грандиозный коммерческий успех; прибыл от его проката составила 165,3 010 000 000 йен (36 567 313 долларов), он занял 4-е место среди самых коммерчески успешных проектов 2001-го года.
___________

В качестве основных персонажей новелл Баку Юмемакура выбрал двух реальных исторических личностей, в свое время весьма популярных и вошедших в легенды.
Имя Абэ-но Сэймэя в особом представлении не нуждается. (тем более что я про него уже писал немножко; но напишу более подробно). Этот легендарный заклинатель занимает в японских фольклоре и поп-культуре примерно такое же место, как Мерлин - в европейских. Правда, в отличие от Мерлина, жизнь Сэймэя была подробно описана в официальных документах, но это не помешало появлению множества легенд, связанных с его именем.
читать дальше?
После смерти Сэймэя, в 1007 году, на месте его дома было построено святилище по приказу императора Ичиго. Святилище пострадало во время землетрясения, но было реконструировано в 1925 году.

Вход в святилище открывают врата-тории (буду вместо фотографий ссылки на них вставлять :) )

Тории с пентаграммой

"Страж" врат (которого смутно видно за одним из столбов врат на предыдущем фото)

Вход в главное здание (возле входа - скульптура с изображением персика бессмертия)

Скульптура персика крупным планом По преданию, такие персики росли в садах владычицы Запада - богини Сиванму. Отведавший их становился, понятно, бессмертным. И, конечно, обязательная пентаграмма. ))

На территории святилища располагается знаменитый колодец (Сэймэй-и). Считается, что вода из него обладает какими-то магическими свойствами. Известно, что мастер чайной церемонии Сэн-но Рикю (личность, оказавшая огромное влияние на развитие чайной церемонии, выдающийся мастер "Пути Чая" брал воду для чайной церемонии из этого колодца
Фото колодца
Пентаграмму, изображение которой часто встречается в святилище, в Японии называется сэйман или печать Сэймэя. Считается, что ее пять лучей символизируют пять стихий.

А мостик чуть к югу от святилища считается вратами между миром людей и миром духов.
Вот он
* * *

Минамото-но Хиромаса, второй персонаж сюжета, тоже является исторической личностью, современником Сэймэя и персонажем различных легенд.
Минамото-но Хиромаса (918 – 980), действительно был талантливым музыкантом. По рождению он принадлежал к высшей знати - был старшим сыном принца Кацуакира, внуком императора Дайго, а его матерью была дочь Фудзивара-но Токихира. читать дальше?

@темы: Япония, Про литературу, Про кино, Мифология, мистика, легенды, Ликбез, Историческое или вроде того, Вокруг света

11:17 

О кельтах Галлии в 1-м веке до н. э.: из "Записок" Юлия Цезаря

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
* "Галлия по всей своей совокупности разделяется на три части. В одной из них живут бельги, в другой — аквитаны, в третьей — те племена, которые на их собственном языке называются кельтами, а на нашем — галлами. Все они отличаются друг от друга особым языком, учреждениями и законами. Галлов отделяет от аквитанов река Гарумна, а от бельгов — Матрона и Секвана. Самые храбрые из них — бельги, так как они живут дальше всех других от Провинции с ее культурной и просвещенной жизнью; кроме того, у них крайне редко бывают купцы, особенно с такими вещами, которые влекут за собою изнеженность духа; наконец, они живут в ближайшем соседстве с зарейнскими германцами, с которыми ведут непрерывные войны. По этой же причине и гельветы превосходят остальных галлов храбростью: они почти ежедневно сражаются с германцами, либо отбивая их вторжения в свою страну, либо воюя на их территории. Та часть, которую, как мы сказали, занимают галлы, начинается у реки Родана, и ее границами служат река Гарумна, Океан и страна бельгов; но со стороны секванов и гельветов она примыкает также к реке Рейну. Она тянется к северу. Страна бельгов начинается у самой дальней границы Галлии и доходит до Нижнего Рейна. Она обращена на северо-восток. Аквитания идет от реки Гарумны до Пиренейских гор и до той части Океана, которая омывает Испанию. Она лежит на северо-запад".

Карта маленькая и бледненькая, но мне лень искать хорошую ))

* "Во всей Галлии существуют только два класса людей, которые пользуются известным значением и почетом, ибо простой народ сам по себе он ни на что не решается и не допускается ни на какое собрание. Большинство, страдая от долгов, больших налогов и обид со стороны сильных, добровольно отдается в рабство знатным, которые имеют над ними все права господ над рабами. Но вышеупомянутые два класса — это друиды и всадники.
Друиды принимают деятельное участие в делах богопочитания, наблюдают за правильностью общественных жертвоприношений, истолковывают все вопросы, относящиеся к религии; к ним же поступает много молодежи для обучения наукам, и вообще они пользуются у галлов большим почетом. А именно они ставят приговоры почти по всем спорным делам, общественным и частным; совершено ли преступление или убийство, идет ли тяжба о наследстве или о границах — решают те же друиды; они же назначают награды и наказания; и если кто — будет ли это частный человек или же целый народ — не подчинится их определению, то они отлучают виновного от жертвоприношений. Это у них самое тяжелое наказание. Кто таким образом отлучен, тот считается безбожником и преступником, все его сторонятся, избегают встреч и разговоров с ним, чтобы не нажить беды, точно от заразного; как бы он того ни домогался, для него не производится суд; нет у него и права на какую бы то ни было должность. Во главе всех друидов стоит один, который пользуется среди них величайшим авторитетом. По его смерти ему наследует самый достойный, а если таковых несколько, то друиды решают дело голосованием, а иногда спор о первенстве разрешается даже оружием. В определенное время года друиды собираются на заседания в освященное место в стране карнутов, которая считается центром всей Галлии. Сюда отовсюду сходятся все тяжущиеся и подчиняются их определениям и приговорам. Их наука, как думают, возникла в Британии и оттуда перенесена в Галлию; и до сих пор, чтобы основательнее с нею познакомиться, отправляются туда для ее изучения.
Друиды обыкновенно не принимают участия в войне и не платят податей наравне с другими. Вследствие таких преимуществ многие отчасти сами поступают к ним в науку, отчасти их посылают родители и родственники. Там, говорят, они учат наизусть множество стихов, и поэтому некоторые остаются в школе друидов до двадцати лет. Они считают даже грехом записывать эти стихи, между тем как почти во всех других случаях, именно в общественных и частных записях, они пользуются греческим алфавитом. Больше всего стараются друиды укрепить убеждение в бессмертии души: душа, по их учению, переходит по смерти одного тела в другое. Кроме того, они много говорят своим молодым ученикам о светилах и их движении, о величине мира и земли, о природе и о могуществе и власти бессмертных богов."

* "Еще один привилегированный класс — это всадники. (т. е. выделившаяся уже имущественно элита из числа тех, кто может позволить себе приобрести коня и может быть отнесен к, говоря современным языком, профессиональным военным). Они все выступают в поход, когда это необходимо и когда наступает война (а до прихода Цезаря им приходилось почти ежегодно вести или наступательные, или оборонительные войны). При этом чем кто знатнее и богаче, тем больше он держит при себе слуг и домочадцев. В этом одном они видят свое влияние и могущество."

* "Все галлы чрезвычайно набожны. Поэтому люди, пораженные тяжкими болезнями, а также проводящие жизнь в войне и в других опасностях, приносят или дают обет принести человеческие жертвы; этим у них заведуют друиды. Именно галлы думают, что бессмертных богов можно умилостивить не иначе, как принесением в жертву за человеческую жизнь также человеческой жизни. По их мнению, бессмертным богам угодно принесение в жертву попавшихся в воровстве, грабеже или другом тяжелом преступлении; а когда таких людей не хватает, тогда они прибегают к принесению в жертву даже невиновных. У них заведены даже общественные жертвоприношения этого рода. Некоторые племена употребляют для этой цели огромные чучела, сделанные из прутьев, члены которых они наполняют живыми людьми; они поджигают их снизу, и люди сгорают в пламени."

* При заключении союза или политического договора стороны обмениваются заложниками; нерушимой порукой считается также присяга перед соединенными знаменами, которая была у галлов одним из самых торжественных религиозных обрядов.

* Галлы - "охотники до привозных лошадей и покупают их за большие деньги". Кстати, у галлов была хорошая конница.

* Благодаря активным торговым сношениям с принадлежащими римлянам Трансальпийской и Цисальпийской Галлиями, с Массилией, с Испанией и, может быть, с Сардинией и Сицилией галлы приобретали "заморские товары"

* Вооруженный съезд, по галльским понятиям, равносилен началу военных действий: на эти съезды обязаны собираться все взрослые люди в полном вооружении; кто является последним, того на глазах собравшегося народа подвергают всевозможным мучениям и казням.

* У галлов были большие железные копи; умение вести подземные ходы они активно применяли и в военном деле.

Читать дальше?

@темы: Историческое или вроде того, Европа

14:25 

Два монаха

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Со времен борьбы за власть родов Тайра и Минамото и до наших дней в Японии были очень известны два монаха, выходцы из знатных самурайских семей, что еще в юности приняли постриг. Их имена вошли в историю буддизма и/или литературы (и программу образования), о них сложено множество легенд, рассказывается в повестях и рассказах. А отношения у этих достославных личностей были, как говорят,… своеобразные. Так что, ИМХО, стоит легенды об этих людях и их отношениях в одной записи записать. )

Одного из них звали в молодости Морито. Однажды в заливе Нанива по случаю завершения строительства моста Ватанабэ служили молебен. Саэмон Морито, самурай из местности Ватанабэ, что в краю Сэтцу, сын Мотито Эндо, воина Левой дворцовой стражи, служивший при дворе принцессы Сёсаймонъин ,возглавлял эту церемонию. Собралась целая толпа знатных и простых людей, все слушали молебен. И вдруг одинокая лодка в форме хижины с крышей из мисканта подплыла к месту церемонии. Неожиданно сильный порыв ветра с залива приподнял низ бамбуковой шторы, Морито лишь мельком увидел красавицу за шторой и влюбился. Он не вернулся в столицу после молебна, а сразу же отправился на гору Отокояма и произнес там такую молитву: “О, божество, укажи мне, где находится та, что встретилась мне в заливе Нанива!” Бог Хатиман милостиво изволил предстать у его изголовья: “Та, которую ты полюбил, — дочь женщины по имени Ама Годзэн из Тоба, зовут ее Тэннё, она жена Саэмона из Ватанабэ”, — так открыл Хатиман. Морито проснулся. Он пошел и встал на колени у ворот дома Ама Годзэн в Тоба. Ама Годзэн увидела его и спросила:
— Откуда вы, что за человек? Почему вы стоите на коленях в воротах моего дома?
— Дело тут вот в чем. Пусть стыдно об этом говорить, но если промолчу, то это помешает мне обрести покой на том свете. Поэтому я откроюсь вам. Недавно во время молебна на мосту Нанива я случайно мельком увидел вашу дочь Тэннё. Я и хотел бы забыть ее, да не могу. Поэтому я решил остаться у ворот в надежде, что смогу вновь ее увидеть.
Потом он добавил:
— Если я умру раньше, передайте Тэннё то, что я сказал. Ама Годзэн пришла в ужас от его слов. Этот человек постоянно томится о ее дочери! Если она ответит на его любовь, то пойдет против закона добродетельной женщины, а если он умрет, и она будет тому причиной, тогда ее ждет вечное раскаяние.
Что теперь делать? Помогать людям — таков завет Будды, решила Ама Годзэн, она послала за Тэннё, сказав, что простудилась, и попросила, чтобы та обязательно приехала. Ама Годзэн потихоньку провела Морито в комнату, куда вскоре вошла и Тэннё. Морито был как во сне. Он подробно рассказал Тэннё все с самого начала. Тэннё выслушала его. Ей хотелось растаять, как тает роса на лепестках вьюнка. Она мучительно решала, что ей делать: если поступить так, как говорит мать, значит пойти против законов добродетельной женщины, ну, а если пренебречь материнским советом, значит нарушить дочернюю почтительность.
Обдумав все это, она сказала так:
— Послушайте, что я вам скажу, господин Морито. Если вы и вправду отдали мне свое сердце, то убейте моего мужа Саэмона. После того, как вы это сделаете, я дам вам клятву на две жизни. Если мы с вами однажды разделим ложе, думаю, вам будет этого мало, вы будете по-прежнему думать обо мне. Я же, обманывая Саэмона и отдаваясь вам, перестану быть честной женщиной. Только когда вы убьете мужа, я с легким сердцем смогу дать вам любовную клятву.
Она говорила нежно, и Морито обрадовался:
— Так значит, если я убью Саэмона, ты будешь принадлежать мне? Я согласен. Но как мне его убить?
Тэннё ответила:
- Я напою его сакэ. Когда он пьяный уснет, вы потихоньку проберетесь в комнату и убьете его.
На том и сговорились. Тэннё вернулась домой. В унынии она все повторяла: “Нет, нет, я всегда буду тебе верна!”
Саэмону было как-то не по себе.
— Ну, как там Ама Годзэн? Должно быть простудилась? Всегда как-то грустно и на душе не спокойно в этот сезон дождей. Да еще кукушка то и дело кукует. Давай-ка мы с тобой развлечемся.
Они приготовили разных закусок, обмениваясь чарками вина. Когда настала ночь, они улеглись рукав к рукаву в полном согласии. Саэмон, опьяненный сакэ, заснул, ничего не подозревая. Тогда Тэннё потихоньку встала, взяла косодэ Саэмона, надела его на себя и улеглась, будто она — Саэмон. Морито, как они условились, потихоньку проник из темноты, осмотрел комнату, слабо освещенную масляным светильником. Кажется, вон заснул Саэмон, пьяный, ничего не подозревая... Морито вытащил меч, отрубил голову, взял ее, считая, что это голова Саэмона, и крадучись, вернулся к себе.
Тем временем Саэмон, муж Тэннё, проснулся, осмотрелся, и не увидев Тэннё, удивился. Он прошел в другую комнату, и увидел там мертвую Тэннё, залитую кровью. Охваченный горем, Саэмон обнял ее труп: “Тэннё, ты ли это? Кто мог такое сделать! Если бы я мог предвидеть, такого горя никогда не случилось бы! Что это, сон или явь?!” Саэмон плакал от тоски и горя.
Весть о случившемся дошла до Морито. Что это значит? Ведь он убил Саэмона, а все говорят о Тэннё. Неужели такова небесная кара? Нет, он не мог и представить, что убил Тэннё. Он посмотрел на голову, сомнений не было, это была голова Тэннё. Как он мог позволить Тэннё обмануть себя! Морито хотел тут же вспороть себе живот, но тут ему в голову пришла мысль о муже Тэннё Саэмоне: что сейчас происходит у того в душе.
Морито решил умереть, но так, чтобы его убил Саэмон собственной рукой. Морито взял голову Тэннё и отправился к Саэмону.
— Господин Саэмон, выслушайте меня спокойно. Это я убил Тэннё, своими руками. Как это вышло... Недавно, во время молебна на мосту Нанива, я лишь мельком увидел Тэннё и влюбился. Потом мне удалось с ней поговорить. Я сказал: “Раздели со мной изголовье один раз, а если не согласишься, ты станешь причиной моей смерти. Пусть жизнью следует дорожить, я умру прямо здесь”. А Тэннё ответила: “Если я вам отдамся, я нарушу супружескую верность, а если отвечу 'нет', то стану причиной людской злобы и смерти, ведь вы сказали, что тут же умрете. Не знаю, что мне делать. У меня есть муж, как я могу принадлежать вам? Вот если вы убьете моего мужа Саэмона, то тогда мы сможем дать друг другу клятву супругов”. И я поверил ей. Я считал, что убиваю вас. Как ужасно, что я позволил ей обмануть себя! Скорее отрубите мне голову, а когда будете служить заупокойную службу по Тэннё, пусть погаснет в вас пламя ненависти ко мне, которое сейчас горит в вашей груди!
Морито наклонил голову и ждал удара. Саэмон в страшном гневе был уже готов снести ему голову, но, уже замахнувшись, передумал.
— Господин Морито, даже если я отрублю вам голову, Тэннё все равно не вернется ко мне, ведь она уже ушла к Желтому источнику. И кто, если не мы станем молиться о ее будущей жизни, кто ее спасет?!
Обнаженным мечом Саэмон срезал пучок волос со своей головы, переоделся в черную монашескую рясу и стал молиться о Тэннё. Морито тоже срезал пучок своих волос, сказал, что станет молиться о просветлении Тэннё и тоже стал монахом. Морито было тогда девятнадцать лет, Саэмону — двадцать, он взял имя Монсё. Морито стал зваться Монгаку, и позже стал знаменитым монахом.
Эта история известна из разных источников. В некоторых из них у женщины другое имя и отличаются некоторые детали, но сама ее суть – любовь молодого воина к замужней женщине, смерть женщины, решившей остаться верной мужу, раскаяние и постриг Морито – остаются неизменными.

читать дальше?
* * *

Второго в будущем знаменитого во всем мире монаха звали в миру Норикиё. Он родился в один год с будущим диктатором Японии Тайра Киемори -1118, принадлежал к знатному воинскому роду Сато, предком которого считался один из представителей влиятельной северной ветви Фудзивара; его мать происходила из рода Минамото. Он рос в Хэйане (Киото), с малых лет учился владеть оружием. Норикиё был, как рассказывают, силен и ловок, отличался в игре с ножным мячом, метко стрелял в цель, и в то же время изучал китайскую классику (историю, философию, поэзию), знание которой было обязательным для каждого знатного юноши, и с легкостью слагал стихи.
В юности Норикиё был одним из «воинов северной стороны», то есть гвардии, охранявшей императорский дворец,- должность не столько боевая, сколько церемониальная, но почетная. Служил он экс-императору Тоба ( 1103—1156).
Норикиё был верующим буддистом, как большинство людей его времени. Среди хэйанцев большим влиянием пользовалась необуддийская эзотерическая секта Сингон, вероучение которой содержало элементы оккультной магии и мистицизма. По некоторым сведениям у него была семья – жена и маленькая дочь. В общем, обычная жизнь многообещающего и одаренного знатного юноши.
В пятнадцатый день десятой луны 1140 года, двадцати лет от роду, юноша пошел на решительный шаг, требовавший большой силы воли. Он постригся в монахи, оставив вассальную службу и семью и приняв монашеское имя Сайгё, или Сайгё-хоси (хоси — монашеское звание) — «К западу идущий» (на западе, согласно учению некоторых буддийских сект, помещается рай будды Амида. Огонь закатного солнца казался отблеском этого рая.) Уходя, он сложил прощальную песню:
читать дальше?
* * *

Говорят, высокочтимый Монгаку, вероучитель секты Сингон, возненавидел Сайге.
«Дурной монах! — говорил он про Сайге своим ученикам. — Покинув мир, должно идти по прямому пути будды, как подобает подвижнику, он же из любви к стихам блуждает повсюду, сочиняя небылицы. Попадется мне на глаза — разобью ему голову посохом».
Однажды весной Сайге пришел в монастырь, где обретался Монгаку, и, полюбовавшись цветущими вишнями, попросился на ночлег. читать дальше?

@темы: Япония, Мифология, мистика, легенды, Историческое или вроде того

19:42 

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Под "восточным красноречием" традиционно подразумевается стиль речи, принятый в Средние века - да и в последующие эпохи - на Ближнем и Среднем Востоке: пышный, вычурный, изобилующий тропами, образцы которого демонстрируют персидская и арабская поэзия и проза. Этот стиль давно уже стал объектом пародирования, но интересен он не только этим.

Например, в метафорах, сравнениях, фразеологизмах и т. п. любого языка содержатся отсылки к бытовым и/или историческим реалиям.
*Так, начиная с ветхозаветных времен существовала традиция после жатвы позволять беднякам собирать колоски, оставшиеся на чужом гумне. Поэтому выражение "собирать колоски на чужом гумне" означало "сильно уступать кому-то в чем-либо". Например, "собирать колоски на гумне ученых мужей и мастеров изящной словесности" значило "быть скромным учеником и довольствоваться литературными подражаниями"
* Невольники носили в ухе серьгу с именем хозяина. Этот образ широко использовался в литературе - например, "вдеть в ухо кольцо любви" означало "влюбиться без памяти".
* В рукописях заглавный лист украшался орнаментами, золотом, особо красивыми надписями. Поэтому переносное значение "заглавный лист" - "самый лучший, выдающийся". Например "быть заглавным листом всех красавиц" = "быть самой красивой женщиной"
* Гостю перед его уходом клали в переметные сумы продовольствие на дорогу. Появление слуг с этими сумами служило намеком на то, что гостю пора собираться домой.
* По старым восточным правилам шахматной игры пешка не могла нападать на короля. Стоит вспомнить, что шахматные фигурки были символическим изображением средневековой армии, где конница формировалась из более состоятельных и/или привилегированных слоев населения, пехота - из простонародья. Естественно, простолюдин на шахматной доске не имел права нападать на короля. И лишь впоследствии шахматы стали более демократичными. х)
* Считалось, что чеснок, если употреблять его долгое время (например, целый год) уничтожает плохой запах изо рта и способствует свежести дыхания.


Кроме этого некоторые выражения примечательны сами по себе. Например, выражение "сидеть в углу депрессии" появилось не в наше время - персы в 17-м веке уже говорили "сидеть в углу скорби". х) Правда, современные люди, сидя в углу депрессии, выгуливают тараканов, а персы того времени посыпали голову прахом отчаяния - должна же в чем-то разница менталитетов проявляться. х)
Или запомнившееся мне описание жилища: "хижина, низкая, как помыслы подлецов, была сплетена из тростника, ее дверь открыта, словно взор прямодушного человека, а дом был чист, как помыслы праведных мужей". ) Хочется унести в личный цитатник и использовать в речи. Например, "бюджет этой дорамы был низким, словно помыслы показанных в ней злодеев". х))


И вместо бонуса - парочка образцов такого стиля

В общем, восточное красноречие - такое восточное. х) И такое красноречивое иногда. )

@темы: Азиатское, Историческое или вроде того, Лингвистическое

14:38 

Эпоха Токугава: об иерархии вообще и самурайской иерархии в частности.

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Сословие профессиональных воинов - самураев - стало элитой начиная с конца 12-го века, вытеснив с политической арены придворную аристократию и превратившись в основных собственников обширных земельных владений. Этот статус был законодательно зафиксирован законами конца 16-начала 17 века.

Законодательство третьего сегуната - сегуната Токугава - было направлено на сохранение сложившегося к этому времени социально-политического строя, просуществовавшего до второй трети 19-го века. Сословной системе и строгому соблюдению отношений господства и подчинения в этот период уделялось особое внимание. Классовая структура эпохи Токугава выражалась формулой «си — но — ко — сё» — «самураи — крестьяне — ремесленники — купцы». Все четыре сословия вместе назывались «симин». Выше всех формально, однако, были не самураи - официально элитой элит продолжали оставаться придворные аристократы-кугэ, так же как сёгун формально был не более чем первым в самурайском сословии и верным слугой императора, а столицей - "мияко", "священной обителью" все по-прежнему называли Киото. Когда императорские посланцы являлись из Киото в Эдо, им устраивали пышный прием со множеством официальных церемоний, подносили многочисленные дары - в общем, поступали, как должно поступать вассалу с посланцем господина, радуясь вниманию вышеупомянутого господина. К праздникам сёгун всегда первым отправлял императору поздравления и дары. Сын Неба никогда не соизволил бы явиться в Эдо лично - если бы сегун захотел обсудить что-либо лично, а не через посланников, ему подобало бы наипреданнейше явиться в Киото самому (Судя по тому, например, какой ажиотаж поднялся вокруг подобной поездки в 1863 году, легко понять, что подобные поездки были нечастым явлением )) ). Стоит упомянуть и о том, что представители воинского сословия могли обладать также должностью при императорском дворе - высокие придворные должности по-прежнему пользовались престижем в глазах японцев; так, представители знатных домов из правящего рода Токугава регулярно занимали должности старших императорских советников - дайнагонов - и средних советников - тюнагонов, а сам сёгун наряду со званием "великого полководца" зачастую официально занимал пост министра. Так что при поверхностном взгляде на "табель о рангах" и особенности этикета могло бы сложиться впечатление, что ничего не изменилось с эпохи Хэян - те, кто занимает высшие придворные должности, по-прежнему остаются самыми влиятельными людьми в стране. х) Сегун и верхушка самурайского сословия заключали браки с отпрысками императорского дома и аристократами. В общем, старые аристократические роды пользовались формальным почетом, хотя на деле, разумеется, были лишены почти всякой политической власти и не могли участвовать в управлении страной. Об истинном положении аристократов-кугэ наглядно свидетельствует тот факт, что из 28 млн. коку риса, ежегодно собираемых в Японии, около 8 млн. принадлежали сёгуну (а императорскому двору назначались всего лишь каких-то 40 тыс. коку).
Обособленной группой населения было и духовенство. Эта социальная группа подчинялась не правительству сегуна, а непосредственно императорскому двору, во всех вопросах - назначение настоятелей храмов, перенос святынь, использование территории храма и т. п. За общение простых смертных с буддами и ками по-прежнему отвечал Сын Неба; военщина в эти дела не совалась. х)

Среди четырех сословий самураи стояли на высшей ступени общественной лестницы, они считались лучшими людьми страны, цветом японской нации. Отсюда поговорка: Хана-ва сакураги
хито-ва буси.
«Среди цветов — вишня, среди людей — самурай». Сословие воинов составляло в Японии к ХVII в. немногим более 10% от всего населения – приблизительно 2 млн. человек, включая членов семей. (Для сравнения стоит сказать, что крестьяне во времена токугавского сёгуната составляли 80 – 87%). Именно эти 10% и определяли общественную жизнь страны, в немалой мере влияя и на ее культуру.
За самураями шли крестьяне. Земледелие, по конфуцианской этике, считалось благородным занятием ещё в древнем Китае. Это положение осталось неизменным и в Японии. К тому же крестьянство для бакуфу и кланов по существу являлось основным источником средств (в первую очередь риса — всеобщего денежного эквивалента). В связи с этим крестьяне особо выделялись самурайством среди простонародья и занимали как бы привилегированное положение среди низших сословий. Японские крестьяне в эпоху Эдо получали в пользование земельные наделы на правах аренды и платили за это ренту-налог (нэнгу), а также исполняли всевозможные повинности. Таких крестьян, прикреплённых к своему наделу, именовали «хомбякусё«, т.е. «настоящие крестьяне». Большая часть производимой крестьянами сельскохозяйственной продукции отбиралась в пользу государства, хотя основной налог должен был собираться по принципу «сико року мин»: «4 части — князю, 6 — народу», иногда «2 — князю, 1 — народу». Зачастую благородные земледельцы, заплатив налоги и выполнив требующиеся от них повинности, вынуждены были жить впроголодь. Это порождало недовольство со всеми вытекающими: подача петиций, бегство крестьян или вооружённые восстания. Подобные действия, естественно, не одобрялись - подателей петиций казнили, мелкие выступления крестьян подавлялись дружинами местных даймё, а если те не справлялись, к ним на помощь приходили правительственные войска.
Ниже крестьян стояли ремесленники, и уже совсем презренными считались купцы. Замыкали социальный ряд феодального общества две категории населения: «хинин» — «нелюди», к которым наряду с нищими относили также актеров, гейш, куртизанок и т. п. и «эта» — парии (отверженные), которые исполняли самые грязные и постыдные или ведущие к осквернению, по общему мнению, работы, связанные с прямым или косвенным соприкосновением с телами мертвых людей или животных - разделкой мяса, выделкой кожи и изготовлением изделий из кожи, похоронами, уборкой нечистот.
Переход из одного сословия в другое практически был невозможен, за исключением случаев усыновления. Разграничения между сословиями были жесткими: регламентировались пища, одежда, внешний вид домов, транспорт и т. п.
Почётное и наследственное звание самурая позволяло ему иметь фамилию и носить два меча; люди из простонародья имели право лишь на короткий меч (или иногда носили при себе тренировочный деревянный меч) - одним из указов, который вёл к твёрдому установлению социальной иерархии, был декрет Хидэёси 1588 г. Об изъятии у крестьян оружия, известный под названием «катана-гари» — «охота за мечами». Вместо фамилий у купцов и ремесленников, как правило, использовались названия их заведений, а у крестьян - прозвища, впоследствии превратившиеся в фамилии, но были они далеко не у всех людей из простонародья. Простонародью (даже зажиточному) по указу 1643 г. было запрещено носить шёлковую одежду; штаны-хакама в повседневной жизни носили только самураи, простые же люди надевали их лишь в самых торжественных случаях. Крестьянам предписывалось ограниченное потребление риса и чая и т.д. Самураи были освобождены от уплаты налогов.

Наставления для самураев сводились в определённые кодексы. Один из них — «Букэ-хатто» («Свод законов военных домов»), составленный Токугава Иэясу в 1615 г., определял правила поведения военного сословия в быту и на службе. В «Букэ-хатто» говорилось о серьёзном отношении самурая к оружию и необходимый для буси литературе (статьи 1 — 2), о поддержании порядка во владении даймё и отношениях между сюзереном и вассалом (ст. 3 — 5), об одежде и экипажах, свойственных для каждой категории сословия (ст. 9 — 11), о женитьбе (ст. 8) и т.д. Интересно было бы почитать ))
Закон строго охранял честь самурая. Один из пунктов основного административного уложения дома Токугава, состоявшего из 100 статей, гласил: «Если лицо низшего сословия, такое как горожанин или крестьянин, будет виновно в оскорблении самурая речью или грубым поведением, его можно тут же зарубить». Это правило в более популярном виде известно как «Кирисутэ гомэн«, т.е. разрешение на убийство или «разрешение зарубить и оставить».
читать дальше?

@темы: Япония, Ликбез, Историческое или вроде того

23:04 

Корея при династии Чосон: соц.-эконом. и административное устройство, внешние связи.

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
При просмотре корейских фильмов и дорам или чтении книг про Чосон мне при упоминании разных реалий порой непонятно было, о чем идет речь. Так что здесь будут выдержки из 7-й главы книги Курбанова "История Кореи" (http://rikonti-khalsivar.narod.ru/Korea0.htm). Спасибо AnnetCat за помощь с ликбезом ))


ХV-ХVI вв. в южнокорейской историографии принято называть «ранним периодом Чосон», сменившим эпоху Коре. К «позднему периоду» государства Чосон относят ХVII-ХIХ вв. В ранний период государства Чосон произошло становление новой власти, новых центральных органов управления, новой столичной и провинциальной административной системы, новой идеологии — ко­рейской версии неоконфуцианства. Одним словом, в ранний период Чосон - особенно в правление короля Тхэчжона ((1400-1418) сформировался тот облик Кореи, который оставался во мно­гом неизменным вплоть до реформ 1894 г.

Государственно-административное устройство Кореи периода Чосон
В период Чосон впервые за всю историю Кореи управление госу­дарством и его хозяйственной жизнью стало строиться на основании свода законов, имевшего особое название и действовавшего на про­тяжении длительного исторического периода. Поначалу он называл­ся «Уложение по управлению государством Чосон» — « Чосон кёнгук-чон» (1394 г.) В дальнейшем, в связи с борьбой за власть между различными придворными группировками, но главное — в связи с длительным про­цессом формирования и укрепления нового государства, свод законов подвергался многочисленным доработкам и был в основном завершен к 1460 г. Окончательный текст свода был опубликован в 1485 г. под на­званием «Великое уложение по управлению государством» — «Кёнгук тэчжон».
* * *

В первые годы династии во главе центрального административ­ного аппарата стоял Верховный государственный совет — Ыйчжонбу, учрежденный в 1400 г. вместо корёского придворного совещатель­ного органа— Топхён ыйсаса. В правление короля Тхэчжона, обладав­шего сильной личной властью, в 1414 г. роль Ыйчжонбу значительно уменьшилась, и полномочия Верховного государственного совета све­лись к предложению необязательных для выполнения советов. В дальнейшем роль Ыйчжонбу менялась в зависимости от того, насколько сильной была власть государей или высших сановников. В первом случае роль Ыйчжонбу была невелика, во втором — совет становился центром административной системы государства.
В подчинении у Верховного государственного совета (если он иг­рал значимую роль в управлении страной) или же в прямом подчи­нении у короля (если роль Верховного государственного совета бы­ла невелика), находились так называемые «Шесть палат [т.е. ми­нистерств]» — Юкчо: Палата чинов, Палата населения (дословно — «учетных дворов»), Палата ритуалов, Палата войск, Палата наказа­ний, Палата общественных работ.
читать дальше?


Социально-экономические изменения в раннем Чосоне
Социальное расслоение начала эпохи Чосон во многом походило на ситуацию, сложившуюся в конце периода Коре. Господствующий класс представляло служилое сословие янбан. (Здесь о них подробно). Ниже по положению находились мелкие провинциальные чиновники, крестьяне, торговцы, относившиеся к категории янин - «доброго люда», которым формаль­но было предоставлено право учиться и сдавать государственные экза­мены на получение чиновничьей должности. Дети янбан от наложниц относились к категории со (если их мать была представителем «доб­рого люда») или олъ (если мать была «подлого» происхождения). Они не причислялись к категории «подлого люда», но большинству из них не разрешалось сдавать государственные экзамены. Впоследствии эту категорию населения, а также представителей низшего «техническо­го» персонала присутственных мест стали определять термином чунин, что значит «человек среднего [общественного положения]». Со­словие «подлого люда» чхонмин представляло самые различные ка­тегории населения: лично-зависимые рабы-ноби (как государственные, так и частные), пэкчон — представители «низких» профессий, например мясники, кожевники, мусорщики и т. п. В ранний период Чосон в Корее иногда бывали слу­чаи, когда человек и его семья понижали свой социальный статус. Обратное было практически невозможно.
* * *

Экономическая ситуация, сложившаяся в Корее ХV-ХVI вв., соот­ветствовала классическому феодальному государству дальневосточ­ного типа. Рубеж ХIV-ХV вв. ознаменовался очередным переучетом и перераспределением земель, введением система наделения землей за службу для столичного чиновничества — квачжон. Суть ее была в том, что чиновники получали земельные наделы, размеры которых напрямую зависели от должности и ранга вышеупомянутых чиновников, и пользовались доходами с них пожизненно; земли теоретически возвращались в казну лишь после смерти чиновника (разумеется, за исключением случаев, если чиновник был наказан за серьезное правонарушение или преступление).
читать дальше?


Внешние связи Кореи в XV-XVI веках
Отношения новой династии Ли с Китаем долгое время были достаточно напряженными; в Китае под разными предлогами новая династия не признавалась безоговорочно, но Китай все же поддерживал отношения с новой вла­стью в Корее. Уже в 1401 г. из Китая в Корею была прислана золо­тая королевская печать для корейских государей. Этот акт означал фактическое признание нового корейского государства. Корея как го­сударство, находившееся в вассальной зависимости от Китая, была вынуждена по 6-7 раз в год снаряжать регулярные и экстренные (по случаю различных важных событий в Китае) посольства с подарка­ми китайскому императору. Подарки эти были отнюдь не символиче­скими и представляли собой значительные поставки золота и серебра, женьшеня, лошадей и крупного рогатого скота, мехов и шкур, тканей. Иногда члены посольства брали с собой в Китай товары на продажу и занимались торговлей. Однако в ранний период Чосон торговля с Китаем на была сколько-нибудь значимой для Кореи.
Помимо регулярной отправки посольств с подарками минский Ки­тай (Китай династии Мин) также требовал, чтобы Корея поставляла евнухов и девушек для императорского двора. Причем во время отбо­ра девушек по всей Корее начинал действовать запрет на заключение браков, для того чтобы можно было выбрать самых лучших. Только королю Сечжону в 1436 г. удалось добиться отмены принудительной отправки корейских девушек в Китай.
читать дальше?

@темы: Историческое или вроде того, Корея, Ликбез

18:19 

Вновь про скелы и ирландскую "матчасть".

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Продолжаю читать скелы. В них - и в примечаниях к ним - много интересных деталей об Ирландии 1-го тысячелетия н. э., которые я выписываю себе на память.


В скелах и иных памятниках часто встречается слово bruiden (очень приблизительный перевод - "хозяева заезжих домов"). Так называли состоятельного землевладельца, чей дом располагался на проезжей дороге. В его обязанность входило проявлять практически неограниченное гостеприимство по отношению ко всем проходящим и проезжающим мимо. За эти весьма обременительные обязанности его цена чести (исходя из которой определялись общественное положение человека, возмещение за нанесенный ему ущерб и т. д.) равнялась цене чести короля племени, и такой человек пользовался очень большим почетом.
* * *

Филиды не только были поэтами, хранителями сакральной и исторической традиции, но и считались провидцами, обладающими магической силой, и были наделены огромной властью в обществе. Так называемая "сатира" филида, или, иначе, песнь поношения, могла буквально порушить общественное положение лица, против которого была направлена, не исключая и лиц королевского достоинства. Более того, как и в многих архаичных обществах, в Ирландии верили, что пение и поэзия неразрывно связаны с магией, и песнь поношения "материализуется", причиняя ущерб тому, о ком спета. ( Подобное же мировоззрение существовало, например, у древних скандинавов. Присутствует оно и в Арде Толкина, где пение и музыка как способ влиять на окружающий мир являются важной частью мира И хотя обычай предусматривал наказания за неправые наветы и даже просто плохо рассказанную филидом историю, трудно сказать, в какой мере огромные привилегии филидов были действительно ограничены. Из некоторых саг можно понять, что многие упрекали их в злоупотреблении правом гостеприимства, получении или, точнее, вымогательстве награды за свои труды. Один из коннахтских поэтов, Фланд, сын Лонана, получил даже прозвище "сын дьявола" за то, что разбогател, постоянно угрожая ирландцам своими сатирами. Впрочем, традиция никогда не переставала числить его величайшим поэтом Коннахта. х)
* * *

Ирландцы не просто приняли католицизм, но обратились к нему с такой страстностью, что в короткое время сделались едва ли не самыми ревностными его хранителями и проповедниками в Европе. При этом в Ирландии имел место не разрыв с языческой традицией и враждебность к ней, а сращивание, правда очень своеобразное, двух традиций, наследие древнейшей из которых вписалось в систему новоявившейся. Ярким примером этого являются три наиболее почитаемых в Ирландии святых - св. Патрик, св. Бригита и св. Коломба.
Патрику, прибывшему с миссией в Ирландию, жрецы-друиды не пытались сколько-нибудь серьезно воспрепятствовать. Правда, по одной из версий, друид Мата, сын Умойра, предостерег верховного короля Ирландии Лоэгайре, что Патрик отберет у него власть над живыми и мертвыми, потому король и не пожелал склониться перед авторитетом святого. Предание гласит, однако, что он всё же велел запрячь для него колесницу с девятью конями, ибо "так приличествовало богам" (примечательная формулировка :) ). Что касается филидов, первым из них приветствовал Патрика Дубтах Мак Уа Лугайр. Сам святой Патрик очень терпимо отнесся к языческим традициям, запретив лишь жертвоприношение языческим богам. Успех миссии был полным сверх всяких ожиданий. Патрик, по собственному признанию, встретил поддержку многих племенных королей севера и центра страны, охотно даровавших ему землю для строительства храмов, к которым стекалось "бессчетное" множество обращенных.
Одна из наиболее почитаемых в Ирландии наряду со св. Патриком святых - св. Бригита - по "происхождению" языческая богиня. После принятия христианства она не сменила ни места почитания, ни функции. Днем св.Бригиты стало 1 февраля, канун Имболга - языческого праздника весны, посвященного богине Бригид. Бригита значилась покровительницей существовавшего уже в VII веке монастыря, который можно считать одним из наиболее своеобразных в Ирландии. Он назывался Келл-дара (совр. Килдар), что означает "храм (из) дуба". Этот монастырь находился на месте древнего святилища, связанного с культом богини Бригид.
Богине Бригид посвящались дубовое дерево и священный неугасимый огонь. В Килдарском монастыре сохранился и дуб, посвященный святой Бригите, и особое огороженное место, где горел священный огонь. Этот огонь непрерывно поддерживали 19 (или 20) монахинь. По свитетельству британского хрониста Гиральда Камбрийского, автора труда «Топография Ирландии», мужчинам запрещено было пересекать ограду - те, что пытались, как говорили, сходили с ума, умирали или становились калеками.

Восстановленный в конце 20-го в. фундамент древнего храма/монастыря, посвященного св. Бригите.
читать дальше?

* * *

В древней Ирландии было два сакральных центра. Одним из них была королевская резиденция правителей Ирландии - Тара. Ее возникновение предание связывает с мифическим правителем Фир Болг, волшебного народа, в незапамятные времена правившего Ирландией и впоследствии побежденного Туата де Дананн, - Эохайдом. Также по преданию именно Фир Болг разделили остров Ирландия на пять "королевств"-пятин Хотя на острове было множество правителей, и степень реальной власти над ними верховного короля остается предметом споров, бесспорно, что традиция священной королевской власти издавна связывалась именно с Тарой и ее правителями, вступавшими в священный брак с землей Ирландии.
Именно в Таре проходили испытания на королевское достоинство, которые должен был пройти претендент на титул короля всей Ирландии. Они описаны в одной из саг: И была в Таре королевская колесница, которую влекли два коня одной масти, никогда прежде не знавшие упряжи. Вскачь пускались они перед недостойным стать королем, так что не мог он остановить их и обрушивались на него те кони. Королевский плащ лежал в той колеснице, что всякий раз был велик недостойному власти над Тарой. Два стоячих камня были там, что звались Блок и Блуйгне. Лишь перед назначенным человеком расступались они и пропускали между собой колесницу. В конце колесничной дороги был Фаль, и если должно было кому принять власть над Тарой, то вскрикивал он, когда касалась его ось колесницы, так что слышали это все вокруг. Но не раздвигались Блок и Блуйгне перед тем, кто недостоин был королевской власти в Таре, и оставались стоять, так что только боком можно было просунуть между ними руку. Не вскрикивал Фаль от оси колесницы такого человека. Так не приняли они Лугайда Риабндерга после убийства короля Этерскела.
Фаль или Лиа Фаль - знаменитый камень (название фаль связано со значениями "светлый", "сверкающий", а также "изобилие", "знание" и пр.) По легенде, это было одно из четырех сокровищ, привезенных в Ирландию Племенами Дану (Тремя другими были копье Луга, меч Нуаду и котел изобилия Дагды). Сама Ирландия (которую этот камень, несомненно, символизировал) нередко называлась Долина Фаль или просто Фаль.
Ритуальный брак Верховного короля с его землёй заключался в Медовом покое — главном пиршественном зале Тары; сама Тара также по своему устройству воспроизводила сакральное деление Ирландии — вокруг главного Медового покоя было четыре зала, ориентированных по сторонам света и олицетворявших четыре главных королевства страны. Устройство центрального покоя повторяло эту схему, отводя места представителям четырех королевств вокруг возвышения для правителя Тары.

Лиа Фаль сохранился до наших дней. Его высота - примерно по грудь взрослому человеку. В целом же от древней столицы почти ничего не сохранилось - площадки, окруженные земляными валами (самая крупная - диаметром около 260 м), небольшой земляной курган...

Здесь, например, как предполагается, был легендарный Медовый покой.
читать дальше?

* * *

Считается, что именно в одной из скел впервые встречается упоминание лепреконов - магических созданий, редко упоминаемых в скелах, но впоследствии популярных в ирландском фольклоре.
читать дальше?

@темы: Мифология, мистика, легенды, Историческое или вроде того, Европа

15:24 

Ирландский прозаический эпос: многаслов

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Ирландские прозаические сказания сами ирландцы называют "скела" (scela) - "повесть". В Новое время их также стали называть сагами из-за сходства стиля и формы с исландскими сагами.

I

Сюжеты скел, как правило, основаны на мифах о сверхъестественных созданиях либо на преданиях об исторических личностях и событиях (при этом у исторических личностей вполне могут быть вымышленные - и зачастую очень популярные - соратники и современники, а причины исторических событий могут объясняться сверхъестественными явлениями).
Когда в VI веке до н. э. кельты со своей первоначальной родины, находившейся в западных областях нынешней Германии, пришли в качестве завоевателей на Британские острова, они нашли страну заселенной первобытными племенами. Эти последние — пикты, атекотты, каледонцы и другие, — вероятно, были родственны иберам, занимавшим в доисторические времена Пиренейский полуостров и значительную часть Галлии. Покорив и ассимилировав их, кельты, в свою очередь, сами подверглись сильному их влиянию. Это выразилось в заимствовании некоторых бытовых черт и воззрений, неизвестных кельтам; в поэзию кельтов проникло немало преданий пиктов. При этом благодаря ряду культурно-исторических особенностей именно в Ирландии мифологическое наследие кельтов сохранилось лучше всего. Время создания скел с мифологическими сюжетами трудно установить точно, но сюжеты, зафиксированные в самых ранних из найденных рукописей, созданы не позднее 6-7 вв. Также для создания скел щедро предоставляла материал историческая реальность: так, их персонажами являются короли, правившие в Ирландии с 1-го в. до н. э. до 8-го в. н. э.
В V веке Ирландия была обращена в христианство отчасти благодаря миссионерской деятельности святого Патрика (который сам стал впоследствии персонажем многочисленных преданий и легенд). Процесс христианизации проходил вполне мирно, на протяжении веков элементы христианства и язычества спокойно сосуществовали рядом. Тем не менее принятие христианства повлияло и на "литературную судьбу" скел.читать дальше?

II

С самого начала скелы сложились в прозе. Но вскоре их авторы, а вслед за ними и рассказчики стали вставлять в прозаическое повествование ради его оживления и эстетического эффекта обычно небольшие, но иногда довольно обширные отрывки в стихах. Но в стихах передаются исключительно либо моменты высшего драматического напряжения, либо речи действующих лиц — притом лишь тогда, когда они достигают высокого пафоса. Мы нигде не встретим сколько-нибудь связного изложения событий в стихах. Нет сомнения, что все они вторичного происхождения и носят чисто декоративный характер. В них филиды нашли применение своего искусства в «высших» видах лирики. С течением времени число стихотворных вставок увеличилось вплоть до того, например, что в некоторых частях эпопеи «Угон быка из Куалнге» они образуют чуть не половину текста. В разных версиях, при полном тождестве прозаического текста, стихотворные вставки бывают весьма различны, а иногда и вовсе отсутствуют. Это касается главным образом таких «типических» мест, как описание пиров, вооружения, сражений и т. п., для которых существовали традиционные формулы и которые переносились из одной саги в другую.
Объем скел, за редкими исключениями, невелик: каждая из них могла быть рассказана в один зимний вечер. Все они имеют эпизодический характер. Правда, делались попытки создать обширные, монументальные эпопеи, и до нас дошли две-три повести огромных размеров и широких по замыслу; одна из них — «Угон быка на Куалнге». Но попытки эти явно искусственны. Композиция этих повестей крайне слаба, и они отчетливо распадаются на ряд отдельных эпизодов.
* * *

Количество сохранившихся скел огромно. В одном тексте X века сохранился список названий ста шестидесяти одной скелы, которые возникли до 650 года, а если привлечь другие свидетельства, то число это может быть доведено до двухсот семидесяти восьми. Общее количество историй, которое должно было быть известно высшему по рангу поэту-филиду – олламу - определено в 350. 250 из них считались "главными" (prim-scela), a 100 – "вводными" или "предшествующими" (remscela). Это первый из принципов классификации саг, которого придерживались филиды. Вторым принципом было деление саг по сюжетам: сватовство, похищения, разрушения, видения и т.д. Уже в Новое время к ним добавился третий принцип: отнесение саг к одному из так называемых циклов – мифологическому, уладскому, циклу Финна/фианы/Осеана и историческому, или, иначе, королевскому в зависимости от персонажей, находящихся в центре повествования, и темы сюжета.
* * *

Мифологический цикл сохранился наименее хорошо изо всех четырёх циклов. Главными героями скел, относящихся к этому циклу, являются как правило сверхъестественные создания - Племена богини Дану (Туата де Дананн), в число которых входят различные кельтские божества, и фоморы. (И тех, и других называют также сидами). Известные скелы цикла — «Видение Энгуса», «Сватовство к Этайн» и «(Вторая) Битва при Маг Туиред».
Истории, которые обрамляют или дополняют сюжеты Мифологического цикла, содержатся в «Старине мест» и «Книге захватов Ирландии».
«Старина мест» — грандиозная работа по ономастике ранней Ирландии, излагающая легенды о названиях различных памятных мест. Она включает в себя информацию о персонажах и историях мифологического цикла - например, рассказывает о битве при Тальтиу, в которой Туата де Дананн были побеждены милезийцами, и включает короткий, как сказали бы сейчас, вбоквел, дополняющий скелу "Сватовство к Этайн".
читать дальше?

III

Как и говорилось выше, формирование значительной части скел проходило в течение 1-го тысячелетия н. э. и было практически завершено к 10-му веку. Поэтому картины жизни, рисуемые в скелах, дают представление о традициях, обычаях и быте ирланцев языческой и раннехристианской эпохи, особенно 3-го-7-го века (с учетом общей консервативности общества, эта картина не очень менялась в течение столетий).
Хотя социальное устройство общества во многом напоминало архаичный родо-племенной строй, это не подразумевало отсутствие твердого законодательства. Наоборот, существовала сложная правовая система, которая блюлась особой коллегией судей. Обширный сборник гражданского права, дошедший до нас, был составлен, по преданию, еще в 438 году. В нем излагались не только узаконения и формы правосудия, но и нормы всех социальных отношений вообще. Кровная месть уже заменена во всех случаях (впрочем, лишь в законе, но не всегда, конечно, в быту) пеней-выкупом, тщательно таксированным. Единицей цены в ту эпоху натурального хозяйства являлась рабыня или, как эквивалент ее, три коровы.
Население распадалось на три класса: 1) «благородные», 2) «свободные», подразделявшиеся на обладавших и не обладавших собственностью, и 3) рабы. Последние происходили большей частью из туземных племен, покоренных пришельцами-кельтами, и пополнялись из числа военнопленных. Свободные имели кое-какие политические права. Именно: в определенные сроки, обычно раз в год, в главных центрах всех пяти королевств происходили общие народные собрания, чаще всего связанные с ярмарками. Здесь, наряду с играми, состязаниями и другими увеселениями, обсуждались важнейшие дела и утверждались новые законы. Впрочем, голос народа имел лишь моральное значение и король (князь) был волен ему не подчиняться.
читать дальше?


IV

Старейшая из сохранившихся рукописей на ирландском языке, содержащих скелы, — «Книга Бурой Коровы» (Lebor na hUidre, кон. XI — нач. XII вв.), получившая своё название за пергамент, на котором была написана. Название книги связано с легендой о том, что она написана на шкуре любимой коровы святого Киарана, которая сопровождала его в школу. Хранится в библиотеке Ирландской королевской академии.
читать дальше?

Источники: А.А.Смирнов, С. Шкунаев, Ю.М.Сапрыкин “История Ирландии”, Мелетинский Е.М. “Кельтский эпос", Вики. За дополнения или исправления, если где-то что-то не так, традиционно спасибо скажу. )

@темы: Про литературу, Мифология, мистика, легенды, Ликбез, Историческое или вроде того, Европа

18:52 

Средневековые разности )

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Читаю разные книжки, так или иначе связанные с артурианой. В книжках или примечаниях к текстам встречаются детали, которые с артурианой не особо связаны, но интересны сами по себе, поэтому тащу их сюда. )) Если где-то есть неправильности и неточности - скажу спасибо за поправки. ))


В легендарном Бросселиандском лесу в Бретани (том самом, с которым предание связывает имя Девы Озера, воспитавшей Ланселота, свидания Мерлина с его возлюбленной, волшебницей Вивианой, и имена многих других достославных личностей) был источник с названием Барентон. Сейчас на его месте находится обложенный камнем бассейн, ключевая ледяная вода в нем вдруг «закипает, оставаясь при этом холодной». Рядом лежит «каменная плита Мерлина», которая способна вызывать ливневые грозы. В «Хартии обычаев и традиций Броселиандского леса» («The Charter of Usage and Customs of the Forest of Broc'eliande»), составленной в 1467 году, писалось о том, что владел источником Ги де Лаваль, лорд Компе, и только он имел право вызывать бури.
Вот они - наследственные привилегии :)

Название Шервудского леса, знакомого большинству людей по сюжетам о Робине Гуде, происходит от двух слов: sherwood означает лес (wood) в пользовании у всего графства (shire), «общий лес». И, стало быть, такое название могли носить леса в самых разных местностях. (И Робин Гуд сотоварищи бегали по самым разным лесам. )) Более того, раз лес находился в общинном пользовании, то и за охоту/рубку дров и т. п. действия на его территории простонародье, вроде, не наказывали, - а вот за аналогичные действия в лесах, принадлежавших знати или монастырям, наказывали, и вполне - покушение на право собственности как-никак. И жить в таком "общественном лесу" с разбойной ватагой было проще. ))

В Ирландии лишь в 697 году, по настоянию аббата Адамнана, был принят закон, освобождающий женщин от военной повинности.

В ирландском юридическом трактате «Крит Габлах» (VIII век) сохранилось описание распорядка дня короля: «Воскресенье — для питья пива, ибо тот не истинный правитель, кто не дает своим людям пиво каждое воскресенье; понедельник — для судебных дел, для разрешения споров; вторник — для фидхелла (игра наподобие шашек, в Уэльсе называлась «гвидвилл»); среда — для псовой охоты; четверг — для супружеского общения; пятница — для верховой езды; суббота — для беседы». Все упорядочено, в общем. :)

Honi Soit Qui Mai Y Pense - "Пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумaет". Кaк глaсит легендa, когдa aнглийский король Эдуaрд III тaнцевaл нa бaлу с Джоaн, грaфиней Солсбери, у нее упaлa подвязкa от чулкa. Эдуaрд поднял подвязку, повязaл ее себе нa ногу и предостерег присутствующих от нaсмешек, скaзaв эту фрaзу. Онa и стaлa девизом Орденa подвязки.
Современные исследовaтели полaгaют, что вряд ли этот эпизод стaл поводом для основaния Орденa. Вероятно, под подвязкой имеется в виду ремешок, которым прикреплялись детaли доспехов: его могли счесть подходящим символом брaтствa рыцaрей, посвятивших себя служению родине. Девиз же Орденa может быть ответом противникaм Эдуaрдa, претендовaвшего нa фрaнцузский трон.

В эпоху развитого Средневековья в Западной Европе по-настоящему красивым считался светлый цвет волос (не случайно белокурая Изольда описывается как одна из прекраснейших дам мира, а у королевы Гиневры в поэмах и романах, как правило, золотистые волосы). Если в средневековом романе появлялся темноволосый персонаж, можно было смело считать его второстепенным, как и сюжетную/любовную линию, связанную с ним). Дискриминация, однако :)

У кельтских народов понятие "высокой литературы" и "ученой деятельности" было изначально связано с тремя группами лиц: жрецами-друидами, филидами и бардами (поэтами и певцами). В населенных бриттами центральных и южных областях Британии, а также в Уэльсе, рано распространилось христианство, поэтому друиды и филиды как социальные группы исчезли довольно быстро, а вот творчество бардов (не путать с бродячими менестрелями! барды на это наверняка обижались!) существовало долгое время и занимает сейчас заслуженное место в списках британской классики.
Cynfeirdd или «древние барды», жившие в VI–XI веках, принадлежали, судя по всему, к весьма знатным фамилиям - в их числе называется король Лливарх Хен (Старый), который был в VII веке изгнан англосаксами из своих владений и в изгнании сочинил множество элегий, оплакивавших утраченную родину и погибших родных. Другие легендарные барды той эпохи - Анейрин и Талиесин, свидетели или современники упомянутых в хрониках известных сражений эпохи; их имена связаны с историческо-легендарными личностями - вроде Уриена, который громил саксов в исторической реальности и был "осчастливлен" браком с Морганой в легендариуме; они неоднократно упоминаются в средневековых поэмах и сказаниях и стали персонажами легендариума - вроде той же артурианы. Правда, из их произведений уцелело очень немногое.
Их сменили «не столь древние барды» (Gogynfeirdd), называемые также «бардами князей» (Beirdd yr Tywysogion). Стихи этих поэтов, живших при дворах валлийских правителей, написаны довольно архаичным языком, в основном, в старых жанрах элегий и од. В 13-м веке появились «барды знати» (Beirdd уr Uchelwyr), жившие, как легко понять, при дворах знатных людей в условиях утраты Уэльсом независимости. В их творчестве использовались фольклорные темы и образы и новый стихотворный размер. Можно сказать, что статус бардов и их творчества постепенно снижался с изменением общества - от занятия королей до придворных певцов местной знати, но окончательно их искусство угасло лишь в XVII веке.
Барды средневекового Уэльса были разделены на несколько рангов. Выше всего стоял pencerdd, «глава песни», который воспевал короля и жил в его дворце вместе с подручными бардами. Пенкердд должен был знать наизусть 350 сказаний (chwedlau), мастерски владеть двадцатью четырьмя поэтическими размерами, играть на арфе и круте (подобие лиры). Положение его было так высоко, что еще в XII веке бард Киндделу мог гордо заявить своему покровителю Рису ап Грифидду: «Без моих речей ты нем!» Ниже пенкердда в иерархии располагались дружинные барды (bardd teulu), а еще ниже — странствующие барды (cerddorion). Квалификация бардов, необходимая для перевода их в следующий ранг, подтверждалась на периодических поэтических состязаниях — эйстедводдах. За пределами бардовского сословия находились бродячие менестрели, которых барды называли «мышами»: они развлекали не только знать, но и простой народ, не соблюдая освященных веками поэтических форм.
В Ирландии старые традиции сохранялись дольше, но и там общество постепенно подвергалось изменениям.
читать дальше?

@темы: Разные разности, Про литературу, Лингвистическое, Ликбез, Историческое или вроде того, Европа

16:39 

Про Айвенго, ипотеку за замок и рыцарский ПТСР )

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Была с КПД пара разговоров на тему околоисторических фильмов, сценаристы которых пытаются сделать ушедшие эпохи близкими и понятными современному зрителю. Но иногда сценаристы и режиссеры выбирают для "сближения эпох" несколько... оригинальные способы (хотя, казалось бы, в жизни прошлых эпох и так было то, что понятно и современным людям). В общем, "ипотека за замок" для меня теперь однозначно мем, а выдержки из диалогов и одну зарисовку по теме я решил в дневнике сохранить. )

Создатели новой версии «Айвенго» (писатель Ирвин Уэлш и режиссер Джон С. Бейрд) утверждают, что их картина будет кардинально отличаться ото всех предыдущих экранизаций. К примеру, рыцари в грядущем фильме будут страдать от посттравматического нервного расстройства, связанного с результатами безуспешной войны против Саладина и повторной потерей Иерусалима. (с)

- Может, я уже чего подзабыла, но какая _повторная_ потеря Иерусалима? О_О где-то между Первым крестовым и 1187-м годом уже один раз потеряли, вернули и не заметили?
Ну и про посттравматическое расстройство - представилось:
- Замок горит!! Что ты встал, надо что-то делать!
- Я чувствую себя такииим подавленным... :depr:
- И прекрасно, пускай горит, у меня суицидальное настроение.
- Ну или Ребекка - Магистру: О-о, батенька, да у вас дисфория! В таком состоянии не стоит принимать поспешных решений, отдохните сперва полгодика в клинике неврозов.
- Но он бы в ответ возопил, что ведьма колдовскими словами ругается, порчу наводит))
- Точно, после таких слов сожгли бы на счёт раз, безо всякого суда и поединков))
читать дальше?

А еще в прошлом диалоге на тему была высказана мысль о том, что рыцари с ПТСР нужны, чтобы каждому современному зрителю сюжет был ближе и понятнее. С последующими выводами:
- Они бы их еще заставили ипотеку платить, например, тогда стало бы еще понятнее.
- А это уже не мысль, это идея! (с)
Те, кто не смог выплатить ипотеку, присоединяются к Робину Локсли :laugh:

И вот вспомнив про эту ипотеку за хижину или замок, я представил картинку:
Замок Фрон де Бефа, все готовятся к осаде, в замок входит мужчина в монашеском капюшоне:
- Пакс вобискум! Я - представитель Инглэнд-сакс-банка. Здесь проживает Ульрика Вольфгангер?
Фрон де Беф: - Чо за нах!
Ульрика: - Понятия не имею, о чем вы.
Представитель банка: - Мисс, вы Ульрика?
- Ничего подобного! Урфрида я!
- Смена имени не освобождает от уплаты взноса по ипотеке. Мисс Вольфгангер, вы выступили поручителем своего отца Торкиля Вольфгангера при оформлении ипотеки на этот замок. Сообщаем, что у вас сорокалетняя просрочка выплат. В случае неуплаты суммы взноса вместе со штрафами замок будет конфискован банком.
Ульрика: - К де Бефу обращайтесь, он хозяин.
Фрон де Беф: - Чего-о? Какой хозяин? Я тут даже не прописан, чо ты несешь?
Ульрика: - А кто здесь жил сорок лет?
Фрон де Беф: - Мало ли кто жил! Сама заплатишь.
Ульрика: - А мне платить нечем! Они замок отберут.
Де Беф: - Кто отберет? Я их ща секирой по башке!
Де Браси: - Тише, тише. Согласно УК Великобритании, секирой по башке...
Де Беф: - Ты иди отсюда со своим адвокатом по поводу обвинений в харрасменте советуйся, юрист хренов.
Де Браси: - Ай-ай-ай! Кто это говорит! Похищение, пытки, вымогательство, религиозная и национальная дискриминация... Юрист хренов тебе пригодится еще.
Представитель банка: - Вы платить будете или нет?
Ульрика: - А хрен вам! Не доставайся ж ты никому!
Поджигает замок. Войско Ричарда и Локсли идет на штурм.

@темы: Юмор, стеб и им подобное, Флуд, фразочки, оговорки и опечатки, Схулиганилось, Про литературу, Про кино, Историческое или вроде того

22:29 

О Хиджикате, Нагакуре, стилях и разрядах фехтования и трех великих додзё Эдо

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Заинтересовался разрядами Хиджикаты и Нагакуры в фехтовании. В итоге у меня есть немного матчасти по разным темам и несколько вопросов для опытных бакуманов. )

Насчет системы рангов в разных стилях кендзюцу (и не только) я прочитал следующее:
Слово «рю» или «стиль» означает не только стиль владения мечом – это понятие применимо в целом к стилям различных искусств (рю-ха), практиковавшихся в старой Японии и применявших систему ранжирования по лицензиям («мэнкё» буквально значит «лицензия»). Эта система применялась в 18 видах боевых и спортивных искусств, таких как стрельба из лука (кюдзюцу), верховая езда (бадзюцу), фехтование мечом и нагинатой, метание ножей и сюрикенов (сюрикендзюцу), плавание, владение копьем, скрытное наблюдение (шинобидзюцу) и т. п. – в общем, в боевых и спортивных ис-вах с элементом «дзюцу» - «искусство» - в названии - а также в каллиграфии, японской живописи суми-э и чайной церемонии, у которых тоже есть много школ/техник/стилей (слово «рю» можно перевести любым из этих понятий). Что же касается привычного нам ранжирования по кю и данам и (иногда) маркирования уровня овладения техникой цветом пояса, это свойственно боевым искусствам с элементом «до» - «путь» - в названии (дзюдо, айкидо, каратэ-до, кэндо, йайдо и т. д.), а также некоторым играм (например, «шахматам» го и сёги или кэндама – японскому аналогу бильбоке).
Как уже говорилось, «мэнкё» буквально значит «лицензия». Это название не случайно, поскольку при присвоении каждого ранга ученику вручался сертификат или собственноручное письмо учителя. Присвоение высоких рангов также часто сопровождалось вручением манускрипта, содержащего инструкции или секреты основателя школы. читать дальше?


Здесь все понятно. А вот когда я захотел лишний раз уточнить ранг Хиджикаты, непонятности начались. Да и с Нагакурой дело, похоже, обстоит не лучше (во всяком случае, если не знать японского).
Как пишет в примечании к книге «Шинсенгуми» Хиллсборо,
«Система рангов в стиле Тенен Ришин, практиковавшемся в принадлежащем семье Кондо додзё Шиэйкан, состояла из пяти рангов (от низшего к высшему):
читать дальше?


Не лучше (а хуже) дело обстоит и с Нагакурой.
читать дальше?
______

При этом статья англоВики, посвященная стилю Синто Мунен, сообщает следующее (без указания источников):
Стиль Синто Мунен был основан в начале 18-го века, линия наследников основателя стиля была представлена додзё в Эдо. В эпоху Бакумацу в Эдо и разных провинциях было несколько додзё, где практиковали этот стиль, зачастую независимых друг от друга и порой практиковавших собственные разновидности стиля. Так, додзё Гекикенкан, где тренировался Нагакура, было основано Окада Дзюнмацу Йошитоши – третьим главой школы Синто Мунен и создателем собственной разновидности стиля – Окада-ха Синто Мунен, преемником которого был Окада Тошисада. Там же, пишет Вики, тренировался и Ито Кашитаро. читать дальше?
______

Что же касается Сингёто-рю, стиль был создан в 1682 году. Сингёто-рю уделяет большое внимание философии фехтования, особенно принципу «то-хо-но-сё-син» или «сердцу меча». В основу школы вошли такие дисциплины, как кэндзюцу (фехтование мечом; изучались фехтование одати (один из видов длинного меча), кодати (разновидность короткого меча, который могли носить не только самураи, но и торговцы), нито (фехтование двумя мечами), иайдзюцу (искусство внезапной атаки или контратаки с использованием меча; в отличие от кэндзюцу изучается не фехтование, а именно мгновенное поражение противника с изначально убранным в ножны клинком) и нагинатадзюцу (фехтование японской алебардой). Во времена периода Бакумацу додзё школы, Рэнбукан, было одним из четырех крупнейших додзё в городе Эдо.
Видюшка фехтования с двумя мечами для тех, кто захочет скосплеить Нагакуру.

_____

Итак, у меня складывается следующая картинка: читать дальше?

Ну и раз уж было об этом упоминание – пусть тут будет офтопом пара слов о трех великих додзё Эдо конца эпохи сегуната. )) (увидел в сети на английском, без указания источников, кто неточности и неправильности найдет – пусть поправит).
читать дальше?

@темы: Япония, Шинсенгуми, Ликбез, Историческое или вроде того, Есть вопрос, Видео, Бакумацу

19:58 

Многабукв о янбанах, они же корейские дворяне, и немного о чунъин и сори

Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Решил выписать и обобщить инфу из парочки статей на одном сайте. )

Раннесредневековое корейское общество с самого начала имело ярко выраженный аристократический характер. Раннесредневековая корейская государственность (представленная государством Силла), была глубоко аристократична. В Силла существовала иерархия наследственных сословных групп, и в соответствии с принадлежностью к чинголь (членам правящего рода, составлявшими собственно аристократию), или одной из трех групп тупхум (или простонародью) регламентировались (и весьма детально) все черты быта: жилище, одежда, утварь, повозки и т.д. Это в принципе та же социальная модель, которая существовала в Китае в период Раннего Чжоу. В Силла в результате законодательного закрепления за аристократией всех высших должностей, она составляла высший слой чиновничества. Родственников правящей династии (особенно учитывая несколько столетий ее существования) насчитывалось вполне достаточно, чтобы занять все такие должности (к ним относились, в частности, посты руководителей всех важных государственных учреждений) и значительную часть прочих. И хотя рост чиновничества шел еще быстрее, чем численности членов сословия чинголь, и доля последних в нем падала, в государственной жизни страны аристократия всегда занимала монополные позиции. В Силла аристократия (сословие чинголь, состоящее из родственников правящего дома) была законодательно отделена от остального населения, существовали и другие наследственные привилегированные группы.


В период Корё аристократия не была, как в Силла, юридически обособленной группой. Родственников основателя династии было не так много, чтобы они могли представлять собой заметную социальную группу, да и государство строилось в дальнейшем по образцу Сунского Китая, так что аристократического сословия как такового создано не было.
В Китае аристократическая модель была еще с циньского времени заменена бюрократической, основанной на принципах меритократии, и последняя превратилась в наиболее характерную, «знаковую» черту китайской цивилизации, заимствовавшейся сопредельными странами. В социально-политической сфере это нашло выражение в принципиальном отсутствии (де-юре) в обществе групп с наследственным привилегированным статусом (легальная грань существовала только между «добрым» и «подлым» людом; привилегии же рангового чиновничества были связаны не с происхождением, а со служебным положением). Однако на практике ситуация в ряде случаев могла быть иной. И для определения соотношения между законодательными принципами и социальной реальностью первостепенное значение имеет степень «закрепленности» высших и старших государственных постов за определенным кругом знатных родов (кланов).
В Корё аристократическая прослойка, хотя и неформально, существовала (к ней, помимо членов правящего рода и членов родов фаворитов — фактических правителей, создавших «паралельные» династии, подобно сёгунским в Японии, можно отнести наиболее знатные роды, насчитывающие 8-9 поколений служилых предков или происходивших от ванов Силла), хотя доля ее среди высшего чиновничества была невелика (в среднем 14,8% всех чиновников янбанского происхождения и 7,7% от всех высших чиновников). Период Корё был в истории традиционной Кореи временем наибольшей социальной мобильности (в целом за весь период до половины высших чиновников происходили из неслужилых семей). При сравнении высшего чиновничества по двум характеристикам — наиболее родовитых (имеющие не менее 6 поколений служилых предков) и имеющих наиболее высокопоставленных отцов (имеющих 1 -4 ранги) обнаруживается, что существенной взаимосвязи между ними не существовало, а в средем 44,7% (в некоторые периоды до 63,2%) вообще происходило из неслужилых семей. В истории традиционной Кореи это вообще был самый «демократический» период, ни до, ни после так много лиц низкого происхождения наверх никогда не попадало.


С воцарением в Корее династии Ли (он же Чосон) в конце ХIV в. неоконфуцианство обрело настолько прочные позиции, что она (особенно с конца ХVII в.) претендовала на право считаться самым конфуцианским из всех конфуцианских государств (включая и Китай, где конфуцианство было «загрязнено» варварами-маньчжурами), и выступать в качестве единственной его хранительницы. Поэтому там официально, как и в Китае, не было никаких сословий, за исключением разделения на свободных полноправных (янъины) и неполноправных (чхонины). Однако длительное и достаточно стабильное правление этой династии способствовало тому, что этот период, особенно с ХVI в. подавленная аристократическая тенденция вновь пробила себе дорогу и вышла на поверхность, и общество превратилось в сословное, где янбаны (изначально просто совокупность военных и гражданских чиновников) стали фактически (на уровне не столько права, сколько юридической практики) высшим сословием, члены которого претендовали (независимо от факта реальной службы) на особый статус (и в общественном сознании таковой имели).
* * *

Для начала следует отметить важные особенности корейского высшего сословия в эпоху Чосон (и по некоторым пунктам - в эпоху Корё).
Во-первых, отсутствие официальной правовой наследственности привилегированного и равного для всего слоя статуса. Статус был непосредственно или опосредованно связан с наличием чиновничьей должности и/или сдачей государственных экзаменов. В традиционной Корее семья, чьи представители не служили в трех поколениях, утрачивала янбанский статус. Даже потомки выдающихся лиц в случае провала на экзаменах брались рядовыми солдатами в армию (такая участь постигла, в частности, правнука Ким Джонджика — главной фигуры корейского конфуцианства XV в.) и переставали быть янбанами.
Во-вторых, во всех странах, где доля высшего сословия была заметно выше, оно формировалось почти исключительно на военной основе — за счет исключительно большого числа самостоятельных воинов привилегированного статуса. В Корее же военное чиновничество не только никогда не играло ведущей роли в формировании высшего сословия, но практически всегда (за исключением периода раннего средневековья — до Х в.) было (как и в Китае) как раз дискриминируемой частью чиновничества. Основой привилегированного социального слоя обладателей государственных рангов, а позже — янбанского сословия здесь всегда было гражданское чиновничество. Поэтому механизм формирования высшего сословия в Корее следует сравнивать прежде всего с китайским, с которым он совпадает по первым двум признакам. Но и здесь были заметные различия.
* * *

Высшее сословие Чосона состояло далеко не только из регулярных чиновников. Много слов о дворянстве Чосона. И не только о нем )

@темы: Историческое или вроде того, Корея, Ликбез

Yellow submarine #6

главная