22:59 

Ойран, лингвистика и вишни Ёсивара

лейтенант Немо
Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Японцы, как известно, народ вежливый и поэтичный. Настолько вежливый и поэтичный, что даже к такой не очень неделикатной и не очень поэтичной части общественной жизни, как проституция, равно как и к людям, связанным с этим промыслом, подходил тактично и деликатно. И это проявлялось в первую очередь в лингвистике. Естественно, в русском языке тоже есть эвфемизмы вроде "веселого квартала" или "квартала красных фонарей". Но японцы не были бы японцами, если бы не подошли к выбору эвфемизмов со всей серьезностью. :D

Так, например, выражения юдзё-мати или дзёро-мати (квартал куртизанок) использовались преимущественно в разговорной речи. В официальной же речи говорили о кэйсэй-мати - кварталах "сокрушительниц крепостей" (от слова кэйсэй - "разрушенный замок). Выражение это, как и многие другие, пришло из Китая. Впервые его по преданию произнес Янь-нянь, брат жены императора У-ди (II—I вв. до н.э.) госпожи Ли. Описывая необыкновенную красоту госпожи Ли, он сказал «Раз взглянет — и сокрушит город, взглянет второй раз — и покорит страну». Или, если в стихах:
"Кто с красавицей в битве сравнится?
Хоть стоит она в поле одна,
Взглянет раз - город ей покорится,
Взглянет вновь - покорится страна"
((с) не помню откуда :D ).
Потом выражение обросло разными оттенками - например, стало обозначать роковых красавиц, которые губили царства, потому что государи или полководцы, увлекшись ими, забывали править страной или командовать войсками. В общем, кэйсэй-мати - квартал роковых красавиц, женщин исключительной красоты. (Следует признать, что часто этот термин соответствовал действительности). А начальник веселого квартала назывался кэйсэймати-нануси.
Впоследствии в обиход вошло слово карюкай (яп. 花柳界 ) - "мир ив и цветов". Токийская гейша начала 20-го века Кихару Накамура считала, что этому названию веселые кварталы обязаны пейзажами одного из них - старого Ёсивара в городе Эдо/Токио: "Как только вы проходите через огромные черные ворота и оказываетесь в Ёсивара, перед вами открываются выстроившиеся в ряд на главной улице чайные домики. Посередине улицы тянутся вперемешку ивы и вишни, между ними высятся огромные каменные фонари. Я полагаю, что название "карюкай" ведет свое происхождение отсюда. Позже я слышала о "цветочном квартале" - ханамати (яп. 花街 ), но я думаю, это более современное название. Мы довольно часто прибегали к понятию "квартал ив и цветов", но никогда не говорили просто о цветочном квартале."
Не знаю, насколько верно это предположение, но, судя по изображениям Ёсивара на картинах и открытках,название вполне оправдано.

(Хиросигэ, "Закат у ворот квартала Ёсивара)


Вроде, и вишни есть, и ивы, и фонари.))


Также дзёро-мати называли «лицензированными кварталами» (го-мэн но отё) в противоположность "нелегалам", работавшим без правительственной лицензии. Как видим, существовало множество способов не отвечать на вопрос "Что ты делал вчера?" банальным "по проституткам шатался". :D

Кстати, появление слова ойран, согласно одной из легенд, тоже связано с цветами. В 20-м веке ойран стали называть только высокооплачиваемых куртизанок-юдзё из Токио. До этого это было слово-эвфемизм, используемое в присутствии куртизанок, чтобы не травмировать их тонкую душевную организацию, называя их собственно куртизанками или проститутками (дзёро). Как ни странно, у многих из этих женщин действительно была тонкая душевная организация, ведь добровольно в веселые дома попадали далеко не все. Кого-то из них продавали родители, мужья, опекуны или другие родственники в детстве или молодом возрасте - чтобы расплатиться с карточными долгами, заплатить налоги, выжить в голодные годы и т. п. Были даже случаи, когда девушки и женщины сами шли на этот шаг, чтобы помочь родным. Кого-то похищали бандиты или работорговцы, и порой девушка, которая отправлялась в паломничество помолиться о счастливом браке, вместо этого оказывалась в публичном доме. В некоторых районах дело было поставлено на широкую ногу, и девушек похищали чуть ли не из родных домов. На ночь работорговцы часто прятали их одежду, чтобы женщины не могли сбежать. Женщин могли также приговорить к отбыванию наказания в веселом квартале в течение определенного времени или на всю жизнь за распутное поведение или совершение какого-нибудь проступка. Подобному наказанию, например, подверглась кормилица сына знатного человека, которая не присматривала должным образом за мальчиком. В результате малыш при драке нечаянно убил своего друга. Ему обрили голову и сделали монахом, а женщину приговорили к пожизненному пребыванию в публичном доме. В общем, понятно, что жизнь дзёро нравилась не всем. (Есть даже предположение, что обычай не допускать в веселые кварталы людей с оружием появился по двум причинам: 1. Чтобы не допустить травм и ранений из-за случайных ссор. 2. Чтобы куртизанки, в руки которых попадет оружие, не попытались покончить с собой.) В общем, слово "ойран" использовалось обитателями веселых кварталов из вежливости - ведь деньги зарабатывались благодаря этим женщинам, а завсегдатаями - чтобы не обидеть женщин.
По преданию, появилось это слово, когда куртизанки Ёсивара посадили множество деревьев на главной улице квартала. В этот день камуро - девочка-служанка одной из куртизанок - написала коротенькое стихотворение: "Ойран-га ити ёку саку сакура кана" - "Вишня, посаженная моей старшей сестрой, цветет более пышно, чем все остальные". Так что, возможно, слово "ойран" образовалось от "оира-но анэ" - "моя старшая сестра". По другой версии, ойран были так прекрасны, что пожилые мужчины (оитару моно) при виде их становились взволнованными, возбужденными и почти безумными (ран). Так что "ойран" может также обозначать "превращающая степенных людей в безумцев".

Вышеупомянутые деревья вишни, посаженные в Ёсивара, заслуживают отдельного внимания - "это старинный красивый обычай" (с) :D Он зародился во втором году Кампо (1742), когда вишни в горшках были впервые выставлены перед чайными домами на главной улице квартала - Накано-тё. Это наделало много шума в Эдо и привлекло в Ёсивара много новых посетителей. Обитатели квартала поняли намек, и на следующий год на Накано-тё было высажено уже несколько сотен деревьев. С 1745 года вишневые деревья высаживали посреди главной улицы на всем ее протяжении. Оплачивалось мероприятие "вскладчину": 40 % суммы выплачивал кэмбансё - "бухгалтерия и учетная контора" гейш, работавших в квартале, 40 % - торговцы, продававшие в Ёсивара разные мелочи, и 20% - чайные дома. Впрочем, в разные времена схема выплат менялась.
Каждый год на 3-й день 3-го месяца (по старому стилю, сейчас это апрель) на главных воротах - Омон - вывешивалось объявление о начале сезона цветов (ханабираки-но-фуда), а посередине Накано-тё строились зеленые бамбуковые изгороди, внутри которых высаживались цветущие вишневые деревья, а внизу для усиления эффекта зажигались фонари. Цветы вишен, перемешанные в плотную массу мягких пушистых облаков, окутавших деревья, выглядели как ожившая поэзия и превращали улицу в замок фей из бело-розового сияния. Мерцание тысяч фонарей с гербами, к которым с конца 19-го века добавились электрические лампочки, создавали зрелище, не поддающееся описанию. Кроме живых цветов использовались и искусственные, а ко всему этому добавлялись занавеси с цветочным орнаментом на втором этаже чайных домов. Эти полотнища лениво колыхались под весенним ветерком.

На этой картине хорошо видно и украшенные фонарями чайные дома по сторонам улицы, и огражденные бамбуковой загородью цветущие вишни в центре, и прогуливающихся куртизанок в сопровождении свиты


В более поздние периоды во второй месяц высаживали сливы, на 5-й - ирисы, а на 9-й хризантемы. Ирисы полагалось сажать в 5-й день 5-го месяца (один из пяти "гербовых дней", праздник под названием День мальчиков, символом которого был ирис) или на следующий день после него. В этот же день куртизанки меняли наряды на летние и дарили новые летние наряды прислуге. Хризантемы сажали в еще один "гербовый день" - 9-й день 9-го месяца. Впервые их посадили на Накано-тё в 1812-м году. Впоследствии от мероприятия решили отказаться как от излишне дорогостоящего, поскольку наплыва новых гостей оно не вызвало. Но ни один цветок не мог сравниться с ёдзакура - ночными вишнями на Накано-тё. Их воспевали поэты и литераторы, они были известны всей стране.



Генри Норман так рассказал об этих днях в Ёсивара после революции Мэйдзи: "Самые великолепные зрелища в Ёсивара происходят в течение нескольких дней три раза в год в пять часов пополудни, когда в садах вдоль улиц расцветают новые цветы. Первым весной появляется розовое великолепие цветущей вишни, затем, летом, пурпур ирисов, и, наконец, сотня оттенков хризантем, национального цветка Японии. Когда новые цветы посажены, юдзё наносят им официальный визит. От каждого крупного дома выбирается с полдюжины красавиц, которых одевают в пышные платья, укладывают волосы в высокие прически, вставляют гребни и заколки, торчащие фута на три по обе стороны прически, и ставят их на черные лакированные гэта высотой целый фут. Когда женщины полностью готовы к выходу, к ним присоединяется десятка два слуг. Два-три из них выступают вперед, оттесняя толпу. Еще двое поддерживают юдзё за руки. И в таком виде торжественно и очень медленно, по шагу в минуту, маленькая процессия начинает движение по саду"
Насчет наряда специально для визита к цветам - это, пожалуй, не совсем в тему. Но, главное, шествия куртизанок, их роскошные наряды и обычай высаживать цветы по праздничным дням сохранились и в эпоху Мэйдзи.
В эпоху Эдо в течение третьего месяца камуро и синдзо (девочкам-служанкам и начинающим куртизанкам) позволялось посещать разные места, знаменитые цветением вишен. А в один из дней третьего месяца все обитатели веселых домов, включая юдзё, получали выходной, который проводили, как правило, за распитием сакэ и любованием сакурой на Накано-тё.

@темы: Япония, Лингвистическое, Ликбез, Историческое или вроде того

URL
Комментарии
2014-08-13 в 14:18 

Синдамирэ
"Я - сиреневое пламя, я - струна на ветру, я - Господень скоморох, меня любит Господь!"
А это откуда - источник?

2014-08-13 в 14:56 

лейтенант Немо
Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Синдамирэ, источников несколько. Кихару Накамура, например, в тексте указана. Многое взято из книги Джозефа де Бекера, в России продающейся под названием "Гейши" - я выбрал несколько абзацев и даже отдельных предложений из разных глав. Насчет значения выражения "кэйсэй-мати" источник даже указать не могу - об этом упоминается во многих книгах, некоторые из них я еще студентом читал. То же самое - насчет дополнений в пункте о "гербовых днях" или о том, какими путями попадали женщины в публичные дома. По этим пунктам я так же не смогу указать источник, как указать источник фразы "Японцы носили гэта", поскольку пишут об этом многие. )) В общем, в чистом виде вы этот текст нигде не найдете - это обработка разного материала. ) За достоверность в том, что касается дат, поручиться не могу, но, надеюсь, если у меня где-то есть ошибки, мне повезет, и какой-нибудь мимопроходящий японист мне на это укажет. )

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Yellow submarine #6

главная