лейтенант Немо
Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Иностранцы, находившиеся в Москве, имели обыкновение каждый год 1-го мая праздновать за городом наступление весны. Когда при Алексее Михайловиче их перевели в Немецкую слободу, они выбрали для этого праздника рощу в Сокольниках. (Кстати, Сокольники так назывались, потому что там обучали царских ловчих соколов). Русские, приходившие сперва из любопытства посмотреть на развлечения иностранцев, со временем сами начали принимать в них участие, и праздник 1-го мая сделался народным. В начале 19-го века старики по-прежнему называли этот праздник немецким.

В первой четверти 18-го века, когда общественная жизнь в российском обществе только начинала проявляться, старики, справедливо полагая, что выход женщины в свет - важнейший шаг в ее жизни, считали обязанностью отмечать день ее совершеннолетия особым торжеством. Девушка до 16-летнего возраста носила на одежде на заплечьях крылышки, видом похожие на бабочкины. Когда ей исполнялся 17-й год, приезжали родственники, и семья отправлялась в церковь, а если поблизости не было церкви - в одну из комнат побольше, где был поставлен аналой. Духовник читал громким голосом сочиненную на этот случай молитву, в которой, благодаря Бога за сохранение именинницы, поручал юную виновницу торжества Его покровительству. После этого все садились кругом, старшие - на почетных местах, остальные - ближе или дальше к ним, в зависимости от возраста. Наступало глубокое молчание. Отец или старший мужчина в семье , с ножницами на серебряном подносе в одной руке, другой рукой вводил дочь или племянницу в круг и после поклонов во все стороны подходил с нею к самой пожилой из родственниц. Внучка кланялась бабке в ноги, и та, привстав, поучала внучку, что раньше она считалась ребенком и могла резвиться, как крылатая бабочка на лугу, теперь же она взрослая женщина, и каждый ее шаг станет поводом для сплетен, поэтому она должна хранить свое доброе имя. Затем, взяв с подноса ножницы, при звуках труб и литавр и громких криках присутствующих она обрезала крылышки - эмблему счастливого детства. Тогда отец представлял дочь всему собранию как совершеннолетнюю. Появлялись слуги с подносами, на которых стояли стопы, полные вина. Именинница подносила вино гостям, и каждый из них, осушив кубок до дна, отвечал ей поздравлениями и поцелуем - последним, который она могла принять от не ставшего мужем мужчины, не запятнав свое имя.

До царя Алексея женщины ввели в России затворнический образ жизни. При нем и в правление Софьи они получили более свободы, но свобода эта была очень ограничена. Стоило девице сказать несколько слов чужому мужчине, не родственнику, чтобы навсегда потерять доброе имя. Решительный переворот в положении женщин последовал с воцарением Петра Первого. Прообразом первых светских собраний можно считать празднества в честь приёма иностранных послов. 19 февраля 1699 г. в Лефортовском дворце состоялась прощальная аудиенция бранденбургского посла, куда впервые были приглашены женщины. Очевидец этого праздника, секретарь австрийского посольства Иоганн Корб сообщает в своём «Дневнике путешествия в Московию»: «Этот день сильно ослабил суровость обычаев русских, которые не допускали доселе женский пол на общественные собрания и весёлые пиршества; теперь же некоторым было позволено принять участие не только в пиршестве, но и последовавших затем танцах». Для России XVIII в. это было грандиозное новшество, ведь раньше без разрешения мужа жена не могла показываться на людях, а хозяин дома выводил свою супругу и детей к гостям в знак глубокого уважения. Еще в 1700 г. царь начал устраивать общественно-увеселительные мероприятия, но они не вызывали радости у большей части привилегированного сословия, и знать старалась под разными предлогами их не посещать, пока в 1718 г. Пётр I не издал специальный указ, касающийся ассамблей (от франц. assemble — «собрание»). Двадцати четырем государственным сановникам предписано было иметь у себя раз в зиму ассамблею, то есть осветить и отопить, по крайней мере, три комнаты, накормить и напоить гостей, иметь музыку для танцев и отдельный покой для слуг. Ассамблеи начинались с наступлением осени, заканчивались в Великий пост. Посещали их дворяне обоего пола по указу, купцы и ремесленники - по собственному желанию, с единственным условием - быть прилично одетыми. Духовенство появлялось на ассамблеях в качестве зрителей, с правом не участвовать в забавах.

"Ассамблеи слово французское, которого на русском языке одним словом выразить невозможно, но обстоятельно сказать: вольное; в котором доме собрание или съезд делается не только для забавы, но и для дела; друг друга видеть и о всякой нужде переговорить, также слышать, что где делается, притом же и забава. А каким образом оные ассамблеи отправлять, то определяется ниже сего пунктами, покамест в обычай войдёт.
1. В котором дому имеет ассамблея быть, то надлежит письмом или иным знаком объявить людям, куда всякому вольно придтить, как мужскому полу, так и женскому.
2. Ранее 5 или 4 часов не начинать, а далее 10 пополудни (10 часов вечера) не продолжается.
3. Хозяин не повинен гостей ни встречать, ни провожать, ни подчивать; но токмо повинен несколько покоев очистить, столы, свечи, питьё, употребляемое в жажду, кто попросит, игры, на столах употребляемые.

4. Часы не определяются, в котором быть, но кто в котором хочет, лишь бы не ранее и не позже положенного времени; также тут быть, сколько кто похочет, и отъехать волен, когда хочет.
5. Во время бытия на ассамблеях вольно сидеть, ходить, играть и в том никто другому прешкодить или унимать, также церемонии делать вставанием, провожанием и прочим отнюдь не дерзает, под штрафом Великого орла, но только при приезде и отъезде поклоном почтить должно.
6. Определяется, каким чинам на оные ассамблеи ходить, а именно: с высших чинов до обер-офицеров и дворян, также знатным купцам и начальным мастеровым людям, также и знатным приказным, то ж разумеется и о женском поле, их жён и детей.
7. Лакеям или служителям в те апартаменты не входить, но быть в сенях или где хозяин определит."
1718 год 26 ноября. Объявление генерала-полицеймейстера Девиера

Так как собрания были делом государственной важности, то перед их началом проводилась проверка на готовность помещения к приёму гостей.
"Светский сезон"начинался и заканчивался ассамблеями у Меншикова, который в эпоху, когда "дворяне русские щеголяли столом, винами, лошадьми, псами", завел у себя роскошь западного образца - с венецианскими зеркалами, штофными или гобеленовыми обоями, хрустальными люстрами, бронзовыми и мраморными статуями и прочим. Среди помещений, выделенных для проведения ассамблей, были - на мужской половине - курительная (табакокурение стало активно распространяться в России именно при Петре), комната для игры в шашки и шахматы - карты Петр терпеть не мог и запрещал их на ассамблеях - и т. п. Была и дамская половина, где собирались матушки и их дочки, одетые по немецкому образцу, и пришедшие пообщаться с прекрасным полом до начала танцев мужчины. Впрочем, общение часто сводилось к взаимному разглядыванию друг друга - говорить с тогдашними девицами было не о чем. "Грамота - не женское дело", твердили старики. Иные девицы не только не читали, но и книги видели только в церкви, когда дьякон выносил из алтаря Евангелие. Их интересы и жизненный опыт сводились к рукоделию, кулинарным премудростям и прочим "интересующим" мужчин делам. К тому же той эпохе был свойствен определенный, как бы сейчас сказали, инфантилизм. Например, племянница Петра Первого, Екатерина Ивановна, герцогиня Мекленбургская, тридцатилетняя женщина, жившая в России после развода с мужем, в 1722 году принимала у себя раз в неделю знатных дам и девиц, и все это блестящее собрание... играло с кошками. "Не поверишь, мой свет, - писала царевна к графине Чернышевской, - как нам было вчерась весело; кошки смешили нас до упаду". Так что до начала танцев только и дела было, что мужчинам глазеть в все глаза на девиц, а девицам украдкой поглядывать на мужчин. Кстати, иногда хозяин не мог предоставить для собрания несколько комнат, и тогда приходилось пить, танцевать, курить и играть в шашки в одном помещении, что, естественно, доставляло определенный дискомфорт.
За любое нарушение - например, неправильное исполнение танцев, проявление чинопочитания, отказ от участия в какой-нибудь забаве, недостаточно усердное в сравнении с соседями винопитие и прочее - надлежало осушить кубок Большого орла. Кубком Большого орла Пётр приказывал называть почти литровую стеклянную ёмкость с выгравированным на ней изображением двуглавого орла — герба России, после такого штрафа не каждый мог продолжить участие в ассамблее. Этому наказанию подвергались сам царь, царица, все мужчины и замужние женщины, с той лишь разницей, что женщины наказывались кубком Малого орла, который был в три раза меньше Большого. Неудивительно, что как минимум для людей со слабым здоровьем и беременных женщин обязательное участие в ассамблеях воспринималось как нелегкое испытание. От обязательного участия в попойках и наказания кубком Большого орла были освобождены только председатель Синода Стефан Яворский и фельдмаршалы Шереметьев и Голицын, потому что они были тру-правильные. ))

Танцевали на ассамблеях менуэт, ангелез (контрданс), полонез. В полонезе участвовали все гости ассамблеи, причём в первой паре шёл государь с дамой, а за ним его приближённые. Пётр, имея внушительный рост в 2 м, любил возглавлять полонез и расставлять танцующих. Ради шутки он ставил дряхлых стариков в пары с молоденькими и резвыми партнёршами, во время танца вводил собственные сложные фигуры, хлопки в ладоши и обмен партнёрами, старики путались, задыхались, кряхтели, потели и, не выдержав напряжения, валились на пол, что вызывало всеобщее веселье. Пётр любил придумывать и свои танцы-игры. Например, «танец с поцелуями», во время которого кавалеры целовали дам в губы. Или танец-галоп, когда музыканты играли в несколько раз быстрее, увеличивая темп. Придумал царь и цепной танец, при котором все танцующие держались за руки и переходили из одной комнаты в другую. На ассамблеях не забывали и о русских танцах, император их не только не запрещал, а, наоборот, одобрял.
На первых ассамблеях «большей частию игралась музыка духовая, состоявшая из труб, фагот, гобоев, волторн и при них литавр и тарелок». С 1721 г. в России появился первый струнный оркестр, его привёз герцог Голштинский и впервые продемонстрировал на ассамблее, устроенной в его доме. Ассамблеи, проводившиеся по случаю каких-то торжественных событий, завершались фейерверком.
После смерти Петра Первого ассамблеи сменились балами, которые, по свидетельству современников, были значительно облагорожены.

Отсюда: http://his.1september.ru/view_article.php?id=200801504 и из сочинений Александра Корниловича (историк, писавший очерки о об эпохе Петра). За найденные неточности и неправильности традиционно скажу спасибо. ))

@темы: Ликбез, Историческое или вроде того