лейтенант Немо
Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
В Шинсене, как известно, интересные люди служили, особенно в качестве командиров. И мне, естественно, хочется узнать о них побольше - как работали и дрались, отдыхали и влюблялись. Знаю я о них очень мало, но, возможно, то, что я знаю о стране и эпохе, поможет что-то понять и в людях (а заодно и что-то новенькое о стране и эпохе узнать). Начну с "отдыхали и влюблялись". :)
Первым делом напишу о Яманами и о Сайто, потому что то, что известно об их любовных историях, очень похоже. )) О Яманами известна буквально пара фраз - встречался с тэндзин Акесато из веселого квартала Шимабара; ей был примерно 21 год, она не была сказочной красавицей, но была утонченной и изысканной. Перед сэппуку за ней сбегал Нагакура, и она попрощалась с Яманами, плакая у окна дома Маэкавы. Причем сам факт того, что Акесато была в природе, вызывает у людей сомнения, потому что в 1867 году ее имя в списках Шимабары не значилось. О Сайто тоже известен самый минимум - встречался с таю по имени Айо из Шимабары, о которой больше ничего не известно. Возможно, в 1867-м году она стала гейшей в Гионе. Поговаривают, что когда Сайто был в группе Ито, он уделял некоей гейше из Гиона - предположительно, той самой бывшей таю - не меньше внимания, чем заданию. Самый минимум, казалось бы, но из этого минимума многое можно выжать. )
___

Сперва пара слов о том, была ли Акесато на самом деле. Во-первых, о ней не упоминает в своих мемуарах Нагакура. Но Нагакура, судя по тому, что я знаю, много о чем не упоминает. Он и о стиле фехтования Сайто не упоминал, хотя не раз и не два с ним спарринговал, и кто первым Киекава Хатиро возразил, не помнит, хотя при этом деле и присутствовал. Так что исходя из этого нельзя предположить, что прощания у окошка не было, и тем более - что Акесато не было вообще. Насчет же регистрационных списков - в Японии той эпохи люди всегда меняли имя при каких-то изменениях в жизни. Если бы контракт Акесато выкупил хозяин другого веселого дома, она начала бы работу под другим именем. Если бы ее контракт выкупили и она вернулась бы к родителям или вышла замуж, ее бы не только не было в списках, но и именем Акесато она бы больше вообще не называлась. Поэтому я буду до появления новой инфы по теме считать, что Акесато все-таки была так же, как и Айо-таю (которой, судя по всему, в 1867 году тоже в регистрационных списках Шимабары уже не было :D ).
* * *

Для начала несколько слов о том, кто такие, собственно, таю и тэндзин. Так назывались куртизанки первого - высшего и, соответственно, второго ранга в веселых кварталах Киото и Осаки. (В веселом квартале Ёсивара в Эдо куртизанки первого и второго рангов в эпоху Бакумацу назывались соответственно ёбидаси и тюсан, а слово "ойран" в те годы было просто вежливым названием куртизанок). О классификации куртизанок я напишу в другой раз подробно, когда сам в ней лучше разберусь; скажу лишь, что в сложной "табели о рангах" веселых кварталов даже после упрощения системы в годы Мэйдзи было девять классов куртизанок, а в эпоху Бакумацу их наверняка было больше, и таю и тэндзин находились на вершине лестницы. Они принадлежали к первоклассным заведениям, принимали дорогих - в прямом смысле слова - гостей в парадной гостиной веселого дома. В отличие от куртизанок более низких рангов, которые демонстрировали себя гостям, сидя на веранде перед решеткой, таю, тэндзин и, кажется, куртизанки третьего ранга проводили время в своих комнатах или прогуливались вечерами по главной улице веселого квартала.

Куртизанки "средней руки". В предоставляющих их заведениях решетки были в виде узких белых вертикальных планок; в веселых домах низшего сорта решетки были горизонтальными



Веселый квартал Симмати (Шиммати, Шимначи), Осака. Куртизанки высокого ранга на улице. Поскольку нарядные красавицы в сопровождении прислуги были ярким зрелищем, люди собирались на них поглазеть ))

Куртизанки низших рангов спали на простых циновках, в то время как у таю постелью служили три матраса-футона из шелка, парчи, бархата или атласа, а у тэндзин таких футонов было два. У них было три или две собственных комнаты, довольно изящно убранных - с книгами, картинами или каллиграфическими свитками в стенной нише-токонома, цветами в вазах, музыкальными инструментами, шкафчиками для одежды самой куртизанки и ее гостя, шкатулками для украшений - в зависимости от вкуса владелицы. Видимо, одна из комнат служила гостиной, а вторая - спальней. Это отражалось даже в названиях - комнаты в первоклассных домах назывались покоями, в прочих - просто комнатами.
Разумеется, таю были, что называется, круче тэндзин. Законодательницы мод, женщины, столь же популярные, как в наше время кинозвезды и звезды эстрады, чаще всего были таю. Подробности личной жизни знаменитых таю были у всех на устах; их письмами хвастались, к ним ходили даже не провести ночь, а, что называется, попонтоваться, как в наше время встречаются с победительницами конкурсов красоты или известными актрисами/певицами/нужное вписать. Именно портреты таю чаще всего можно видеть в собраниях картин, изображавших легендарных красавиц страны.

Утагава Кунисада. Куртизанка Уси



Утагава Тоёкуни. Куртизанка Эгава. (Ее сопровождают две маленькие прислужницы-камуро)


Таю - в отличие от остальных куртизанок - разрешалось выходить за пределы веселых кварталов при вызове к чиновнику, для любования цветами вишни, а также визита к врачу или поправки здоровья на вилле хозяина. Кажется, в годы Бакумацу возможность посещения чиновников и традиция любования вишнями уже сошли на нет, хотя ручаться и не буду, но в любом случае таю были единственными женщинами с подобной привилегией. И наверняка были случаи, когда "поправка здоровья" использовалась для посещения клиента. Нужно было для этого всего лишь содействие хозяина публичного дома. Таю в ее апартаментах прислуживали две девочки-камуро, а когда она выходила на прогулку по улице или в сопровождении хозяина покидала веселый квартал, ее сопровождала целая свита - пожилая прислужница-яритэ, две маленькие служанки-камуро и один или несколько мужчин-слуг. В дождливую или солнечную погоду слуга нес над таю зонтик, вечером слуга нес перед ней фонарь; при праздничных выходах "свита" популярной таю составляла примерно семь человек.


Тории Киёнага. Котодзуру-таю из Нишидзучия в Симмати, Осака

Таю держали себя гордо и заносчиво, могли отказать не приглянувшимся им клиентам и оставлять без ответа пылкие любовные письма после первых свиданий даже если гость был богат и щедр и/или красив и остроумен, но почему-то не пришелся ей по сердцу.

Таю и две камуро

Гонорары тэндзин были в полтора-два раза ниже, чем у таю. Когда хозяин заведения решал, в каком ранге будет женщина прислуживать клиентам, он, соответственно, выделял в долг тэндзин на аксессуары, одежду, мебель, постельные принадлежности и прочее сумму примерно в два раза меньшую, чем таю. Прислуживала тэндзин и сопровождала ее на прогулках только одна девочка-камуро; "свиты" у нее не было. Тэндзин в отличие от таю вряд ли позволяли себе роскошные парчовые одеяния, богато расшитые золотом и серебром, но носили наряды из бархата и атласа, изредка из парчи, и парчовые пояса. Судя по картинам и фотографиям, разница была не только в материалах. Тэндзин носили меньшее количество одежд; в прическе таю было по четыре шпильки с каждой стороны, в прическе тэндзин только по три. Узел пояса, который куртизанки завязывали впереди, у таю был более коротким и широким, у тэндзин - более узким и длинным.

Тэндзин



На этой картине Кикукава Эйдзана тоже, судя по всему, изображена тэндзин

Однако тэндзин тоже были красивыми и, как правило, талантливыми женщинами, и некоторые из них были даже более популярны, чем иные таю. Ранг тэндзин могли присвоить женщине сразу при заключении контракта если решали, что она недостаточно изящна или - чаще - недостаточно красива, чтобы к ее ногам миллионеры бросались, и деньги, потраченные на то, чтобы содержать ее с роскошью, положенной таю, не будут окупаться с большой прибылью. Также до тэндзин могли понизить таю, если она была слишком горда с клиентами, отказывала многим и ее перестали часто посещать, или ее красота потускнела после болезни, или она по какой-то другой причине перестала пользоваться огромной популярностью и потеряла клиентуру и, соответственно, деньги. Не знаю, какой из двух вариантов вероятнее в случае с Акесато, скорее всего, первый. В свою очередь, если хозяин видел, что тэндзин пользуется большой популярностью, он мог повысить ее до уровня таю, но такое бывало довольно редко. Ну, что у капитана Третьего з/п с премиальными были приличными, раз их на то, чтобы быть постоянным клиентом таю, хватало, он в качестве офицера Шинсена определенным престижем пользовался и мог женщину привлечь - это и так понятно. ) Таю из Шимабары - они разборчивые, ради поддержания репутации даже человека с деньгами могли бы нафиг послать, если бы встречаться с ним не престижно было бы или с души от него воротило бы. А подробности - дальше.)
___

Ну и офтопом - пара изображений ёбидаси - коллег таю из Эдо.

Ёбидаси с двумя камуро. Основное заметное внешне отличие от таю - в том, что в прическу ёбидаси множество шпилек втыкается не только горизонтально, но и вертикально и узел пояса ёбидаси немного уже и длиннее.

___

Что же, исходя из знания реалий эпохи, можно сказать об Акесато-тэндзин и об Айо-таю - будущей гейше Гиона?
1. Куртизанки в веселых кварталах зачастую дебютировали рано - лет в тринадцать-четырнадцать; начало менструального цикла было сигналом возможности начинать работу. Если будущая куртизанка попадала в веселый квартал не в детстве, а в более старшем возрасте, дебют, естественно, происходил позже. Контракт заключался на 11 лет, но год конца и начала работы не засчитывались, поэтому фактически женщины служили не меньше тринадцати лет. Самым ранним возрастом завершения контракта был возраст 25-27 лет. Поэтому:
- по сравнению со своими 15-17-летними "коллегами" Акесато, несомненно, казалась более серьезной и рассудительной. При этом в двадцать один год женщина, служащая в довольно комфортабельных условиях - в ранге тэндзин - скорее всего сохраняет определенные очарование и свежесть молодости, даже если бы она начала "прислуживать у изголовья" в раннем возрасте, а не попала в веселый квартал в более старшем возрасте.
- возраст Акесато не подходит для завершения контракта из-за окончания срока действия, ее наверняка выкупили. И вариант того, что ее выкупил Яманами, кажется мне вполне вероятным. :) Ниже напишу, почему. ))
- точно так же то, что Айо-таю оставила публичный дом и стала гейшей в Гионе может свидетельствовать о том, что она была на несколько лет старше Сайто, или о том, что ее Сайто-сан выкупил. И опять-таки, вторая версия мне кажется весьма вероятной, хотя совсем исключать первый вариант тоже нельзя.
2. В середине 19-го века куртизанки уже меньше, чем в прошлые века, уделяли внимание пению, танцам, игре на музыкальных инструментах - связанные с искусством развлечения могли предоставлять и гейши; все-таки к красивым куртизанкам ходили в первую очередь не на танцы смотреть и песни слушать. :D То, что возлюбленная Сайто стала, покончив с прежним ремеслом, гейшей в Гионе, скорее всего, означает, что она не только была красивой, но и хорошо танцевала и/или была искусна в пении и игре на музыкальных инструментах и могла развлечь гостя беседой. Ведь просто развлекать гостя разговорами или играть с ним в забавные игры могли бы и куртизанки или прислужницы в чайных домах, а оказание гейшами сексуальных услуг не то что не поощрялось, но и запрещалось, чтобы они у куртизанок клиентов не отбивали. Именно поэтому гейшам предписывалось одеваться скромно, в наряды из простой одноцветной материи с набивными гербами или в полоску, вместо многочисленных верхних одежд они носили единственное кимоно из материй не более дорогих, чем шелк, обязательно делали прическу симада и украшали волосы только одним гребнем и двумя неброскими заколками. Кстати, гейши превратили эту манеру одеваться в собственный оригинальный стиль.

Конечно, правила существуют, чтобы их нарушать, и обитатели веселых кварталов это неоднократно доказывали, но главным, что могла дать гейша клиентам и что делало ее конкурентоспособной, было ее искусство. В общем, Сайто Хаджиме влюбился не только в красивую, но и в талантливую девушку, я считаю )).
3. Эпитеты "изысканная и утонченная" по отношению к Акесато тоже о многом говорят. Япония была страной с высоким уровнем образования и интересом к культуре. Даже простая гетера низкого ранга, обслуживающая гостя в бараке на циновке, могла процитировать по случаю стихи или обсудить популярную пьесу. А среди куртизанок высоких рангов было много талантливых поэтесс, каллиграфов и т. п. Известен случай, когда куртизанка сбежала из веселого дома и жила с любимым. Ее поймали и вернули обратно, но она отказывалась работать, сказываясь больной. Опечаленный хозяин сложил стихи о том, что ему не удалось спасти прекрасный цветок от пронизывающего ветра. Растроганная куртизанка ответила стихами о том, что цветок, закрывшийся, чтобы противостоять суровому ветру, вновь расцветет весной, и вернулась к работе :) "Утонченная и изысканная" по отношению к куртизанке означает, что она наверняка была искусна в составлении ароматов и икебаны, начитанна в японской и китайской классической литературе, скорее всего, талантливо танцевала или музицировала, хорошо слагала стихи и разбиралась в живописи и чайной церемонии, у нее был отличный почерк, она умела вести себя с достоинством и, что называется, "по-японски" - в общем, интеллигентный и образованный человек, общаясь с ней, мог бы приятно провести время не только в том смысле, за которым в веселые кварталы ходят. :)
* * *

А прежде чем продолжить разговор о Сайто и Яманами, скажу несколько слов о не менее мной любимых Кондо и Хиджиката. ))
Эту цитату из письма, которое Хиджиката отправил Коджима Шиканоскэ, рассказывая о своих женщинах, все уже читали, верно?
"В Киото, в Шимабаре, тайю Ханагими и тэндзин Ичино, в Гионе примерно три так называемых гейко, в Китано майко по имени Кимигику и Кораку, в Осаке, в квартале Шинмачи, тайю Вакадзуру и еще две-три, а в Китано-Шинчи такое множество, что кисть сотру, пока всех перечислю. Вот и представь себе!"
Короче, "Наш Тоши бабник, Хаято бабник, и Хиджиката - бабник хоть куда" :rotate:
"Меньше чем через год, 21 сентября 1864 года, Хиджиката отправил ему целую пачку женских писем, адресованных себе любимому. С пометкой "Высылаю тебе сущую безделицу - погляди, позабавься". Коджима в своих "Жизнеописаниях двух великих воинов" вспоминает, как все в его додзё веселились этой выходке :)
Ближе всего к казармам Шинсенгуми находилась знаменитая Шимабара (от Мибу - 1,3 км, от Ниси-Хонгандзи всего 700 м по прямой). Но Хиджиката, как истинный ценитель женщин, одной Шимабарой не ограничивался, и ходил за 3 километра в Гион и за 3,5 - в Китано" - добавляет, комментируя письмо, хороший человек по имени -Fushigi- (которая, кстати, это письмо и перевела). Китано-Шинчи, упоминаемый в том же письме, - это, если не ошибаюсь, веселый квартал в Осаке, менее престижный, чем Шимначи, но отдохнуть и там можно было хорошо. ))
Обращают на себя внимание две вещи:
1. Хиджиката, упоминая своих женщин, по именам называет только таю, тэндзин и майко, остальных просто перечисляет поштучно. :D Не удивительно - золотой век гейш наступил только в эру Мэйдзи, при Бакумацу королевами и принцессами веселых кварталов оставались таю и тэндзин. Майко были только в Киото - столичная штучка, прикольно, надо же перед друзьями похвастаться. :cool: А какие-то там гейши и куртизанки более низких рангов - это уже не для понтов, а так, отдохнуть с пользой и приятно, их можно по именам не вспоминать.)))
2. В качестве "сущей безделицы" Хиджиката на родину точно не письма какой-нибудь цубонэ отправил. Наверняка там были красивые любовные письма таю в качестве главной изюминки и письма тэндзин и гейш для комплекта. Не для каждого гостя таю написала бы даже пару сухих и банальных строк, так что уже в 1964-м году Хиджиката наверняка считался щедрым и престижным клиентом. ))
___

Что до Кондо-кьекучо, это тоже многие наверняка уже читали:
"Грубовато-привлекательный, знаменитый боец производил в веселых кварталах сильное впечатление. По словам Симады Кая, Кондо обычно одевался официально, в широкие штаны из дорогого шелка в тонкую темную полоску и черную креповую куртку, и выглядел скорее князем, нежели самураем без господина. Его одежду украшал фамильный герб Кондо — три горизонтальные полосы в круге. Он часто собирал густые волосы в пышный пучок на макушке, его большой рот был решительно сжат. На ногах он носил деревянные сандалии. Два меча на его левом бедре были скромной отделки, с черными рукоятями, в ножнах цвета воска. Несмотря на «безрассудное и эгоистичное поведение», при частых визитах в веселые кварталы Киото командир Синсэнгуми проявлял должную осмотрительность. Как вспоминал Симада: «Он всегда плотно задергивал занавески паланкина и прятал лицо под капюшоном»." В общем, взял с собой Кондо Хиджикату, отправляясь по бабам, оделись они "как даймё" и пошли по веселым кварталам, а там женсчины им к ногам падают и сами собой в штабеля укладываются. :gigi: А если серьезно - командир Шинсена, судя по всему, был потрясающим человеком. В эпоху Эдо от самураев требовали быть образцом этики и морали ("вы - самурай, и вы понять должны..." - все помнят, да? :) ). Поэтому за посещение веселых кварталов самурая вполне могли и казнить. И за то, что с девицей незамужней переспал, могли казнить. Веселое время было, правда? ))) Естественно, самураи все равно посещали веселые кварталы, и для того был ряд причин (хотя бы та, что женились в то время часто по принципу "На тебе кота в мешке, об этом браке твой прадедушка договорился", да и другие тоже). Но при этом они тщательно скрывали лица и не представлялись настоящими именами. Но то было в эпоху стабильности. В годы Бакумацу же страна и установивший эти правила сегунат Токугава уже летели к чертям, людей убивали прямо на территории дворца, на улицах выставляли головы казненных конфуцианцев и монахов, деревянные головы сегунов Асикага выставляли на месте казней преступников, люди благородной и не очень цели пытались Киото сжечь и императора скоммуниздит с переменным успехом, а человек, крутившийся во всем этом не знаю, как цензурно назвать, и головой при этом рисковавший, загонялся из-за того, чтобы честь самурайскую и клана Айдзу не уронить, в веселых кварталах развлекаясь! :facepalm: Учитывая, как себя вел в этих кварталах Серидзава (который не брезговал открыто спать с мужней женой, за что по законодательству сегуната секир-башка полагалась)... Ну, в общем, все понятно. :)
Личная жизнь Кондо, как и многое, что связано с Шинсеном, если не покрыта мраком неизвестности, то способна изрядно запутать баку-чайника вроде меня. ((( Точно известно о пяти его любовницах. Гейша Комано из веселого квартала Санбонги в Киото ( О ней существуют рассказы, что она искренне любила Кондо: "Как Икумацу развлекала людей из вражеского лагеря, чтобы обеспечивать Кацуру Кагоро жизненно важной для Тёсю информацией, так и Комано шпионила для Шинсэнгуми. Когда голову Кондо выставили в Киото возле Сандзё Кобаси, Комано дала денег одному человеку, чтобы он стоял там и рассказывал о жизни и подвигах Кондо. За это Комано схватили, обрезали ей волосы и изгнали из Киото. В 1880 году ее навестила Миюки-таю, и Комано ей рассказала, что своего сына в возрасте 7 лет она отдала в храм Тофуку-дзи, чтобы он стал монахом и как следует молился за своего отца.". Эти рассказы считаются недостоверными, потому что они основаны на воспоминаниях Миюки-таю, которые тоже считаются недостоверными. Но, во всяком случае, то, что эта женщина была на свете и работала в Санбонги, не отрицается.) Также была среди его любовниц гэйги (другое название гейши) не то из Сабонги, не то из Гиона по имени Уэно, которая по словам Симосавы "красотой не отличалась". Продолжает список известных широкой общественности любовниц кьекучо таю по имени Кин из Шимабары, которую Симосава называет 23-летней утонченной и изящной красавицей. В сведениях о двух последних любовницах Кондо противоречий больше, хотя они самые популярные из всех: Миюки-таю и ее младшая сестра О-Ко (или О-Така) из Осаки.
Миюки-таю была куртизанкой в осакском квартале Шинмачи. В 18 лет она получила высший ранг - таю. В 1864 году, когда ей было 22 года, ее выкупил Кондо за 200 рё и поселил в Киото, в домике по дороге между Ниси-Хонгандзи и дворцом. Она была хоть и красивая, но довольно хилая и болезненная, так что вроде как в 1865 году умерла, а Кондо сошелся с ее младшей сестрой О-Ко, очень похожей на Миюки. Эта сестра служила в том же осакском веселом квартале Шинмачи, но в другом заведении, в Ёшидая, и вроде бы тоже под именем "Миюки" (только оно пишется по-другому). Вроде как она была не менее красива, чем сестра, и на момент знакомства с Кондо ей было примерно 18 лет. Она родила Кондо дочь, которую назвали Юу - пишется точно так же, как Исами, и означает "храбрость, мужество". Впоследствии эта дочь стала гейшей, и говорят, ей покровительствовал сам премьер-министр Японии Ито Хиробуми. )
Дальше начинается путаница.
а) пишут, что О-така (О-ко) под именем Миюки служила в чайном доме Ёшидая. "Поскольку моя сестра работала в чайном доме в Осаке, я не могу назвать ее порядочной", - пишется якобы в воспоминаниях Миюки. Прикол в том, что:
- я не знаю, был ли тогда в Осаке в Шинмачи чайный дом Ёшидая. Публичный дом с таким названием - да, был, Шинсенгуми там неоднократно бывали. Но публичный дом и чайный дом - вещи разные. В чайных домах куртизанки не служили, а первую Миюки тоже называют служащей в чайном доме. Так что, возможно, произошла путаница понятий.
- если бы О-Ко работала в чайном доме, она была бы там всего лишь служанкой, других должностей, при которых можно флиртовать с мужчинами, там для женщин не было. Во-первых, для молодой красавицы - не та должность. Во-вторых, официально встречаться одновременно с таю и со служанкой из чайного дома - это как хвастаться одновременным романом с известной всей стране топ-моделью и с официанткой из придорожной кафешки - немного разные уровни. И в-третьих, будь О-Ко служанкой в чайном доме, она бы с радостью променяла это на роль наложницы Кондо, потому что навещать ее в чайном доме - это как-то не то, сами понимаете.
б) Есть еще версия, что старшая Миюки в 13-14 лет поступила в услужение в чайный домик в Киото, в квартале Санбонги, а в 16 лет перешла в Шимабару. Но учитывая, что ее сестра работала в Шиммати, более вероятным кажется то, что девочки начали работать в одном городе - ситуации, когда посредник/родственники специально ездят с сестрами по разным городам, чтобы продать их/отдать в услужение в разные города, в то время как и Осака, и Киото - города большие, и веселых кварталов в них овердохрена, мне лично трудно представить. В связи с этим и воспоминания Миюки, где ее называют таю из Шимабары, не очень реалистичными кажутся.
В общем, такая у меня сложилась картинка - надеюсь, не противоречивая. Две сестры по имени Миюки работали в разных веселых домах квартала Шиммати в ранге таю. С одной из них - красивой, но хрупкой и болезненной - познакомился Кондо, который, с одной стороны, старался вести себя правильно (при жене-то наложницу заводить!), но с другой стороны был человеком романтичным (Киото вот Лояном называл :) ) и добрым. Он посчитал, что публичный дом - не место для увядания прекрасного и хрупкого цветка, выкупил барышню и сделал ее своей наложницей, заплатив за нее немаленькую сумму - например, премия Кондо за Икеда-я составила всего тридцать рё. При этом он продолжал бывать с сослуживцами и друзьями, что называется, на корпоративах в веселых домах - да, тогдашние пирушки в публичных и чайных домах в чем-то являются аналогом нынешних тусовок в клубах и корпоративов в ресторанах, поскольку клубов или ресторанов в современном смысле слова тогда не было, сами понимаете. В Ёшидая народ из Шинсена бывать более-менее привык, и после выкупа первой Миюки или еще до этого Кондо познакомился со второй Миюки и стал ее патроном. ("Он заботился о нас обеих" в этом варианте звучит вполне реалистично). После смерти первой Миюки они, скорее всего, еще сильнее сблизились, и девушка заменила ему свою умершую сестру. В общем, Кондо ее выкупил, поселил в том же домике, и она стала для него реальной "женой вне дома" - и об Оките при болезни заботилась, и для Ито перед его убийством банкет устраивала.
Кроме этого есть еще слухи о сыне, рожденном Кондо гейшей из Гиона.
Итак, что можно, исходя из всего этого, сказать об Исами-сане:
1. По понятиям эпохи его нельзя назвать совсем уж идеальным семьянином, но и бабником назвать нельзя. Гуляка и кобель по тем временам в Японии - это если кроме жены в Киото наложница, в Осаке наложница, в веселых кварталах куртизанок разных рангов да гейш и майко два десятка, а город слухами полнится о том, что в таком-то чайном доме и в такой-то гостинице он служанку обрюхатил по пьяни, а там-то девицу обесчестил или мужнюю жену увел. Ну а распутник - это если в придачу к этому комплекту еще и актеры из театра Кабуки и мальчики-ученики из вышеупомянутого театра добавились. С учетом того, что даже в СССР, где, как известно, секса не было, мужчины на должностях умудрялись и кроме жены любовницу заводить ( и не одну иногда), и в отпусках и командировках "отдыхать культурно", для японца эпохи Бакумацу, который очень редко виделся с женой, и при этом из "понаехали" стал прославленным и обеспеченным человеком, пять-шесть женщин за пять лет - это явно не показатель. Кроме того, Кондо-сан отдавал предпочтение качеству, а не количеству, и три таю и две гейши в качестве возлюбленных это хорошая деталь к имиджу командира Шинсена - без лишней пышности, но со вкусом. )))
2. Лав стори Кондо - реальные ли там детали или присочиненные - включают в себя романтику и детишек. )) По-видимому, женщины к нему действительно привязывались не только как к патрону, но и как к человеку. ))
* * *

А сейчас вернусь к не менее дорогим моему сердцу, но немного подзабытым Сайто и Яманами. :)
Так вот, если сравнить их любовные дела с остальными командирами Шинсена, оригинальная картинка получается - Сайто молодой парень, в тот момент, когда он к Шинсену присоединился, ему всего 19 лет было, если не ошибаюсь - и за все годы одна-единственная таю. А у Яманами - даже не таю, а тэндзин. Причем те объяснения, которые я где-то на просторах тырнета видел, они не катят, потому что:
1. Проблемы со здоровьем ни в коем случае не препятствовали тому, чтобы человек в веселом квартале желанным гостем был. Платили за ночь, проведенную с куртизанкой, или проведенные с нею часы. Гость мог проспать всю ночь, пить микстуру, играть в ладушки вместо занятий любовью. А если он был неопытным новичком, проигнорить его и проспать всю ночь могла наоборот куртизанка. :D Главное - чтобы человек был щедрым клиентом. Есть история о том, как восьмидесятишестилетний дедушка кутил в веселом квартале и даже проводил с таю ночи. Куртизанки вокруг него так и вились, а когда он умер, искренне его оплакивали. А если гость был красив/остроумен/вежлив и учтив/добр и заботлив/пользовался влиянием, а еще лучше несколько этих черт сразу и кошелек не пустой, в веселых кварталах ему бы рады были тоже. Так что стать патроном нескольких юдзё можно было и при проблемах со здоровьем запросто. Тем более что у Сайто и детишек, внуков и правнуков хватало, и мечом он до глубокой старости хорошо владел. О том, чтобы у Яманами проблемы со здоровьем были до ранения, тоже нигде не упоминается.
2. Довод "денег не хватало" тоже не сработает. Хиджиката к концу 63-го своих девушек пересчитывать уставал, вряд ли тот же Яманами меньше него получал.
3. "Специализация по мальчикам" - тоже не вариант. По мальчикам "специализировались" либо от зажратости (это как раз случаи, когда и гейши, и юдзё, и актеры Кабуки в комплекте), либо чистая-искренняя (тогда бы вместо упоминаний об одной-единственной куртизанке были смутные слухи или явные истории о каком-нибудь одном-единственном йуноше.) А этого тоже нет.
Поэтому остается у меня один вариант - тру лав. :) Самая что ни на есть настоящая. Когда другие женщины не нужны. )) Принято сейчас говорить, что экстраверты общаются со множеством людей, а интроверты стремятся ограничить общение кругом близких и дорогих им людей. Так вот, насчет походов по женщинам тот же Хиджиката, как сейчас сказали бы, экстравертом был, а Сайто и Яманами - интровертами. :) Были с ними рядом красивые, понимающие, образованные и наверняка отвечающие взаимностью женщины, так зачем разнообразия искать? )) И в будущем Сайто поступил по тому же принципу - вместо того, чтобы с первой женой жить и налево ходить, как многие японцы на его месте поступили бы, прежнюю жену оставил и на Токио-сан женился. И ни одной фразы нет о том, что он хоть раз ей изменил. А о Токио-сан, насколько я знаю, настоящей женой самурая была - вполне такому человеку, как Сайто, подходила. Поэтому я и считаю, что Сайто с Яманами во время службы в Киото именно таких женщин в качестве постоянных любовниц и выбрали. ) То есть я не говорю, что они за все время в Киото больше ни с одной женщиной за руку не подержались и на ложе не прилегли, но это если было, то мало, давно и неправда и в историю не вошло. )
___

Естественно, возникают и другие вопросы. Например, если Яманами Акесато любил, так чего ж он ее из веселого дома не выкупил? Не таю все-таки, смог бы денег найти без таких уж проблем. По правде говоря, единственный вариант, который мне приходит в голову - из соображений безопасности. Наложница во многом разделяла жизнь своего мужчины, и судьба любовницы Серидзавы показывала, что это может быть для женщины весьма опасно, если этот мужчина по самую макушку в политике завяз. И, вроде как, на дом Миюки, когда там Соджи лечился, напали люди из бывшей группировки Ито, и поскольку мальчику было лучше, закончилось все несколькими трупами и недоумевающим Соджи. А могло бы кончиться иначе. В т. ч. и для Миюки, чтобы свидетелей не было. А до тех пор, пока Акесато была в веселом квартале, происходящее с Шинсеном ее особо не касалось, Яманами был всего лишь ее клиентом. И наверняка ему хватало денег, чтобы быть единственным клиентом - хозяин, получавший ожидаемую прибыль, вряд ли бы возражал, если Акесато отказывала остальным. ) И кто знает, как все сложилось бы, но сложилось все с сэппуку в финале. ((( А поскольку Яманами был человеком серьезным и ответственным, кажется мне, он Акесато-тэндзин выкупил и "чаевые" на жизнь на первое время оставил.
А вот насчет того, плакала ли Акесато у решетки... Тут я толком ничего не смогу сказать, если честно. Слишком мало у меня деталей, чтобы картинку представить. И Нагакура, за ней бегавший (Наш пострел везде поспел, и побег предложил, и за Акесато сбегал. :) Лично и собственноножно. )) Или это выглядело как "Опять уйду, мне только повод дайте" - "Нагакура-сан, если вы реально что-то полезное хотите сделать, приведите сюда тэндзин Акесато что ли :D ?. И то, что женщинам в ранге тэндзин запрещалось покидать веселые кварталы. Нет, конечно, сегунат летел к хреням, повсюду был бардак, можно при необходимости вообразить фальшивые пропуска/переодевания/взятки сторожу у ворот и хозяина веселого дома, который давно уже успел обсудить со всем кварталом побег и арест Яманами в подробностях и говорит, плакая в рукав: "Сходи попрощайся, человек хороший, тру лав все-таки". Возможно, за Акесато в тот момент вообще уже выкуп был заплачен и она не в веселом квартале жила, так что и лишних сложностей с "попросить ее прийти" не возникло. А с другой стороны - вспоминается мне один эпизод из "Повести о доме Тайра", где персонаж с женой прощается перед смертью, а она слезами заливается, уйти пытается и возвращается опять... Бедный человек тоже весь испереживался, говорит "Уж лучше бы нам и не встречаться в последний раз, от этого разлука еще горше" или чего-то в этом роде... Так что может и не стал бы Яманами женщину напоказ перед всеми сослуживцами выставлять и нервы ей лишний раз трепать. Но это как раз картинка, которую у меня смоделировать не получается, кто поможет - спасибо скажу.
И об Айо-таю несколько слов напоследок, поскольку с ней тоже есть вопросы, которые мне хочется понять. Например, то, что о ней практически ничего не известно. Нет, понятно, что Сайто на эту тему особо не перед кем не распространялся, да и женщину наверняка выбрал себе под стать. :D Но ведь таю - это не соломинка в стогу, они бывали не в каждом городе, и, по-моему, даже отнюдь не в каждом веселом квартале больших городов. Их было наперечет, так что каждая таю наверняка привлекала, как сейчас сказали бы, пристальное внимание общественности. Поэтому, мне кажется, такое маленькое количество информации об Айо-таю объясняется тем, что дебютировала она незадолго до знакомства с Сайто (и, возможно, не выросла в веселом квартале), Сайто был у нее самым постоянным, если не единственным, клиентом и, возможно, довольно быстро ее выкупил. И потому ее мало кто знал и быстро забыли - "текучий мир", знаете ли. При этом она стала гейшей - то есть вела жизнь значительно менее роскошную, чем таю или даже тэндзин, но зато уже не должна была ни под каким-либо предлогом угождать мужчинам, кроме патрона-Сайто. Обычно если женщина после прекращения контракта продолжает работать в веселом квартале, значит, ей либо некуда идти, либо атмосфера вечного праздника и общения с людьми в веселых кварталах ей более по душе, чем тихая семейная жизнь, либо и то, и другое сразу. В случае с Сайто можно считать, что она осталась в веселом квартале, чтобы быть рядом с ним, но обе эти причины или хотя бы одна из них тоже, вполне реально были. Например, если Сайто ей казался более близким человеком, чем родные, к которым можно вернуться, то это и есть "некуда идти". Или тру лав. :) Или то и другое сразу. )) Ну а почему она его наложницей не стала - про Яманами я уже написал. У Сайто в 66-67-м годах репутация была уж похлеще, чем у Яманами в 64-м, а политическая ситуация за эти годы не сказать что наладилась, даже наоборот. Человек не без оснований мог ожидать, что его не сегодня-завтра убьют, а ремесло гейши давало девушке куда больше возможностей в случае его смерти обеспечить себя и выйти замуж, чем если бы она осталась наложницей без господина. А уж насколько безопасно было быть "членом семьи вне дома" для такого человека, как Сайто, - это, я думаю, объяснять не надо. Кроме того, будучи гейшей, девушка могла и с работой ему помочь - сведения пособирать, записочки для Кондо с Хиджиката передавать, когда Сайто в группировке Ито был. Мало ли. )) А когда Шинсен отступал из Киото, Сайто попрощался с ней, дал денюжку, сказал "Повезет - так умру, ну а нет - так не спорят с судьбою(с), найди себе хорошего человека и будь счастлива." А потом Сайто воевал и не умер, женился, еще раз женился, еще раз воевал и не умер и даже получил орден, и был, наверное, счастлив по-своему. :) И хочется верить, что та гейша-бывшая таю тоже смогла устроить свою жизнь и была по-своему счастлива. ))
___

Минуточку, скажут мне, получается, Сайто и Яманами девушек в наложницы от благородства великого не взяли, а как же Кондо и Миюки-таю? А с Миюки-таю прикол в том, что жить ей оставалось на момент выкупа меньше года. И если девушка была перспективной, хозяин веселого дома ее бы лечил, но вот если бы она часто болела и было видно, что она не жилец, тогда вкладывать деньги в нее уже не имело бы смысла, и пришлось бы ей, возможно, после апартаментов таю умирать на циновке в общей комнате рядом с другими больными девушками среди антисанитарии всякой. А так умерла тихо-мирно в собственном доме. Может, даже сестру к ней под предлогом поправки здоровья этой сестры отпустили - рядом побыть последние дни, попрощаться. А потом сестренка сказала Кондо - "он", "гири", вы были добры к моей сестре, позвольте мне служить вам так, как служила бы она, если бы была жива". А что, вполне по-японски. :) А Кондо под таким напором сдался и пошел деньги на выкуп собирать. :) Такая вот ЛЖЗЛ (личная жизнь замечательных людей). :)
Продолжение следует. )) Если вас не привела в ужас длина этой простыни - читайте вторую часть в этом же дневнике. :)

Примечания: 1. Информация потащена из книг Джозефа де Бекера, Сесилии Сейгл, сочинений Ихара Сайкаку, Хиллсборо в переводе Лорд Нефрит и [J]Донна Анна (Ллиотар)[/J], дневника -Fushigi- и из некоторых других источников по мелочи. Нашедшим неточности или неправильности бакуманам-японистам - традиционная благодарность. ))
2. Я не считаю мои мнения, изложенные в этом тексте, единственно правильными и с удовольствием обсужу с людьми в теме другие варианты ситуаций, не противоречащие японским реалиям эпохи Бакумацу и характерам вышеупомянутых исторических лиц. :) Единственная просьба при обсуждении - фанфики, манга, аниме и дорамы достоверным источником информации о реалиях эпохи и характерах исторических лиц не считаются. :) До появления других достоверных в историческом контексте вариантов или - вот счастье было бы! - точной инфы по теме я буду считать мои предположения правильными. :)

@темы: Япония, Шинсенгуми, Много мыслев, Историческое или вроде того, Есть вопрос