13:55 

Корейское, разное.

лейтенант Немо
Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Тема Дальнего Востока и особенно Кореи в сети дарит в последнее время кучу позитива.
*Сетевая реклама какой-то косметики: "Японки, тайки и китайки обожают этот лосьон". "А потом мы расширим рынок сбыта, и его начнут обожать италки, французки и российки :D "
*Из поисковых запросов:
"династия чесон". :) Ее основали два брата - По Чесон и При Чесон. А потом они взяли фамилию Ли. х))
"историческая справка супруга короля чан хи бина" - то ли был когда-то король по имени Чан Хи-Бин, а плохие историки все перепутали, то ли супругу какого-то короля звали Чан Хи Бина (а чего? Чан Хи Бин. Он мой. Чан Хи Бина. Она моя. Всё как положено. :rotate: )
* Из комментариев к дорамам:
Об отношениях между королевой, двумя наложницами, детьми наложниц и королем: "Все проблемы этих корейцев - от того, что они шведской семьей жили". :D (И жили, надо заметить, задолго до появления в Швеции таких семей. Как и половина мира. :) )
"Блин, покажите мне хоть одну, хотя бы одну дораму, где все, абсолютно ВСЕ персонажи не думают только о том, как свести или развести главгероя с главгероиней!"
*И из сетевого флуда:
- обоснуй горько плачет))
- потому что дорамы - это о-очень сентиментальное кино. )) И плакать в них должны все! ) Даже обоснуи. :rotate: *так и представил: "Дорама "Обоснуи тоже плачут". Смотрите в новом сезоне на нашем канале!" ))
...- слушай, у меня стойкая уверенность, что все дорамы снимаются из-за красавцев-мущщщин. И смотрятся)))
- будешь смеяться, иногда я пытаюсь смотреть таки ради сюжета)))...
- А, бывает такое. Но это заблуждение быстро проходит!... На каждую текущую дораму приходится два красавцы-мущщины, это минимум)))
_______

Корею я упоминаю не просто так - хотя и не упоминал об этом в дневнике, но после перерыва вернулся к просмотру корейских дорам. Смотрю сейчас одновременно четыре штуки, параллельно знакомясь с матчастью и думая, смотреть ли дальше. )) И еще в парочке дорам пару серий посмотрел и бросил. Буду теперь потихоньку о впечатлениях писать. Ну, и о матчасти соответственно. )
Одна из дорам, которые сейчас смотрю - "Солнце в объятиях луны". Действие сюжета происходит во времена короля Сочжо, но в списке детей короля нет ни принцессы Мён Хва, ни рожденного от наложницы принца Ян Мёна, ни наследного принца Ли Хона, ставшего впоследствии королем. Проще говоря, дораму правильнее назвать не исторической, а историко-фантастической. Тем не менее я начал ее смотреть, потому что если бы там были атмосферность и проработанный антураж, это значило бы не меньше, чем исторический фактаж. В начале сюжета фраза "два солнца и две луны" напоминала о том, что женское начало Инь ассоциировалось с луной, мужское, соответственно, с солнцем. Плюс вспоминалась поговорка "Не бывать двум солнцам на небе, не бывать двум государям на земле". А поскольку с самого начала в сюжете двумя солнцами и двумя лунами назывались два принца и две девушки из очень знатных домов, то ожидались борьба за власть, интриги, скандалы, расследования и любовный треугольник с шаманизмом, занимавшим весьма двусмысленное положение в неоконфуцианском Чосоне, для комплекта.
Начало, скорее, радовало. Там были такие по-чосонски атмосферные моменты (например, когда мать умирающей девочки рыдает, умоляя лекаря: "Спасите ее, я все для вас сделаю, даже сделаю вам туфли из собственных волос", а муж напоминает ей: "Жена, не забывай о манерах" - потому что она же из знатной семьи и должна сохранять лицо, как бы хреново ни было. Или когда отец отсылает единственного сына-наследника, не позволяя ему быть возле умирающей любимой сестры, потому что долг перед родом и государем важнее личных чувств, а если единственный сын заразится неизлечимой болезнью и умрет - некому в семье будет служить государю и приносить жертвы духам предков. Или попытки принцессы Мён Хва вести себя как положено благовоспитанной принцессе - неизменно проваливавшиеся и очень забавные. Были хорошие юмористические эпизоды - например, когда наследный принц и главгероиня сидят на террасе, в лучших традициях романтических дорам звучит красивая музыка, падают лепестки цветов - а потом выясняется, что лепестки сбрасывает с крыши главный евнух - и т. п. Было внимание к психологическим деталям. Детишки на главных ролях замечательно играли, взрослые им не уступали, были массовые эпизоды, зарисовочки из жизни разных слоев общества, а умирающая главгероиня на руках отца - это было очень трогательно. Так что хотя дорама и напоминала периодически сериал "про школу", но в целом была вполне смотрибельной. Да и после того, как гг повзрослели, некоторые вещи привлекали внимание. Например, король, изучающий жалобы на своих чиновников: "Этот получил должность "по блату", не сдавая экзамен, этот жесток с людьми в провинциях, этот взяточник погряз в роскоши и содержит 20 наложниц - ничего себе! у меня столько нет!". Или торжественный выезд короля, когда "все дороги выметены, все люди в шелковых одеждах, даже у животных каждая шерстинка вычищена", а стоит немного шагнуть в сторону от этого показной и специально подготовленной картинки всеобщего благополучия - и видна самая что ни на есть нищета. Вроде, Корея столетия назад, а до чего ситуации знакомые. ))
Во второй половине сериал, что называется, "сдулся". Сценаристы наплевали на перспективных второстепенных персонажей, не придумав для них каких-либо завязок, сюжетных линий и взаимоотношений и даже не раскрыв характеры, мир сюжета свелся к паре лавок на базаре и дворцу, а сам сюжет - к отношениям короля с женой и гг, которые обсуждают (иногда пытаясь на них повлиять) остальные персонажи. И еще маячит блеклой тенью на горизонте несчастный принц Ян Мён, для которого, похоже, не предусмотрено никакой борьбы за власть и т. п., а прописана в сюжете только любовь к девушкам сводного брата. (( Так что я даже не знаю, стоит ли этот сериал до конца досматривать. (
______

Об одном моменте сериала и связанной с ним особенности жизни женщин из знатных семей в Чосоне упомяну отдельно. Потому что эта деталь - лично для меня - играет важную роль в воспроизведении атмосферы эпохи. Был в начале дорамы один момент, когда принц Ян Мён заглядывает за ограду дома главгероини, подглядывает за ней, а потом бросает во двор стихи и подарок - "магический" камень. После этого брат главгероини выговаривает ему: "Может, моей сестре всего 13 лет, но она девушка из знатной семьи. Ты не должен так неподобающе себя вести!" Об этом быстро забыли, и персонажи сериала быстро стали себя вести так же, как и в некоторых других виденных мной дорамах, где жены, дочери и наложницы принцев, министров и других знатных сановников гуляют пешком по пыльным, заснеженным или грязным немощеным городским улицам - хорошо если в сопровождении служанки, (представляю, на что были бы в реальности похожи шелковые туфли и юбки после такой прогулки), делают покупки на рынке, а то и бегают по улицам до полуночи. Из-за этого вышеупомянутые семьи принцев и сановников начинают напоминать семьи не слишком богатых мелких чиновников (впрочем, и внешний вид особняков знати в дорамах обычно не очень впечатляет). Между тем жизнь знатных женщин в Чосоне была значительно менее свободной, хотя и гораздо более роскошной.
Эта картина была во многом похожа на жизнь знатных и/или богатых женщин той же эпохи в Японии, Китае, Индии, Индокитае, на Ближнем Востоке и т. п. О женщинах из знатных семей в Чосоне говорили "женщина/девица с женской половины" - и это было определением образа жизни. Дому знатного или богатого корейца больше подходило название "усадьба". В главном доме, окруженном многочисленными службами, были зал для приема гостей, рабочий кабинет, спальни мужчин и т. п. Часть дома называлась "женской половиной", и там женщины и девушки вели предписываемую приличной женщине той эпохи жизнь. В богатых усадьбах знати были прекрасные сады с различными деревьями, кустами и цветниками, прудами, где росли лотосы или жили золотые рыбки, ручейками с переброшенными через них мостами, беседками. Растения подбирали таким образом, чтобы можно было прямо в саду наблюдать за сменой сезонов - например, сосна, клен, хризантемы, магнолии, гранаты или мандарины, персики, ивы, сливы... Порой в этих садах селили прирученных животных. Помимо главного дома и различных служб в богатой усадьбе были павильоны или флигеля, где некоторые члены семьи - например, наложница или престарелые ушедшие на покой родители, или один из сыновей, желающий подготовиться к экзаменам в относительном уединении. В усадьбе знатного сановника или принца помимо его семьи - которая могла быть многочисленной, если вместе жили родители, старший сын с женой, наложницами и детьми от жены и наложниц, наложница отца, незамужние сестры, неженатые младшие сыновья и т. п. - и прислуги для черной работы имелся своеобразный придворный штат. И в такой усадьбе - очень богатой или относительно скромной, в зависимости от положения главы семьи - и протекала по большей части жизнь женщин из знатных семей, поскольку, как известно, приличная женщина, следующая конфуцианским догматам, сперва повинуется отцу, потом мужу, а потом сыну. Приличная женщина не общается с незнакомыми мужчинами и не показывается им на глаза. Поэтому доступ на женскую половину и вообще свободное общение мужчины с женщиной были однозначно допустимы только в том случае, если этот мужчина - ее ближайший кровный родственник, т. е. ее отец, дед или брат, или ее муж. (Или евнух, как в королевском дворце). Или свекор, беседующий в присутствии свекрови, отца или мужа. Общаться ли женщине с дядей, кузеном, братом мужа - наедине или в присутствии ближайших родственников, - определялось тем, насколько жестко следовали догмам и нормам этикета ее муж или отец и сама женщина; были те, кто считал это неслыханным неприличием, и те, кто относился к этому мягче. Но уж разговаривать с дальним родственником мужского пола не в присутствии родных не одобрялось одозначно, а общаться с незнакомым мужчиной - было верхом неприличия. Если женщине из знатной семьи приходилось все-таки разговаривать с мужчиной - не близким родственником - она делала это через служанку и/или скрываясь за занавесом, ширмой, как минимум - веером. Эти правила были настолько жесткими, что даже в приключенческих романах или фантастических повестях спустившаяся с небес дева-небожительница или воплотившийся дух покойной, бывшие раньше знатными девушками, беседуют с главгероем и знакомыми из-за ширмы или занавеса. В другом романе наложница министра, когда ее вместе со служанкой похищают разбойники и тащат в лес, а затем отважно спасает друг и сослуживец ее супруга, разговаривает с этим другом-сослуживцем через служанку. Потому что да, она бывшая кисэн, да, этот парень - верный соратник и друг ее мужа, да, ее едва не изнасиловали и не убили, но это все еще не повод настолько позабыть про стыд и срам, чтобы к мужчине-не-родственнику лично обратиться! И читатели воспринимали это вполне нормально - лисы-оборотни, волшебники-даосы, девы-небожительницы, драконы и духи покойников казались корейцу из Чосона, наверное, менее фантастическими, чем воспитанная и образованная женщина из знатной семьи, нарушающая правила этикета в условиях тотального экстрима или после смерти. :laugh:
Правило "не показываться незнакомым мужчинам на глаза" старались соблюдать не менее строго. Один из корейских литераторов упоминает, как дочери некоего министра просили у него разрешения постоять возле ворот своего дома, чтобы посмотреть на проходящее по улице посольство. "А если у вас возникнут после этого развратные мысли?" - сказал министр, и его дочери, устыдившись, отказались от своей просьбы. Впрочем, поводов показываться мужчинам на глаза у знатных женщин было не так уж много. Если женщинам из простонародья приходилось день и ночь хлопотать по хозяйству и работать в поле, торговать, разносить свои изделия клиентам и т.п., если бедным дворянкам, у которых были хорошо если один-два человека прислуги и не на что было нанять, а тем более купить, повозку или паланкин, приходилось порой ходить пешком и многие дела улаживать самим, то чем знатнее и богаче была семья, тем меньше поводов было у женщины появляться на глаза людям. Если знатная госпожа хотела что-либо приобрести - торговцы доставляли ей домой образцы своих товаров. Если ей нужен был новый наряд, а среди прислуги и в придворном штате не было искусных швей, те приходили к ней в дом. Если девушке или женщине хотелось поговорить о чем-то с шаманкой или монахиней - те являлись по приглашению. Подход к образованию в разных семьях отличался - были те, кто считал достаточным научить дочь традиционным женским умениям - прясть, шить и ткать, а также научить считать, писать и читать по-корейски и знать правила приличия и основы домоводства. Но были и семьи, где девушки получали прекрасное по тем временам образование - изучали китайский язык, каллиграфию, правила стихосложения, могли даже учиться музыке, читали китайскую поэзию и книги Пятикнижия - вроде "Книги песен" или "Книги преданий" - считалось, что пример древних наставит женщину в правилах поведения. Как бы то ни было, если девушку не могли научить родственники, наставники посещали ее на дому. Если знатная госпожа отправлялась помолиться в храм или уединиться в монастыре, навестить родителей или женщин-родственниц, отправлялась во дворец по вызову государыни - она ехала в паланкине или повозке. Так же путешествовали женщины, если отправлялись в другую усадьбу, или выезжали полюбоваться красотами природы или принять участие в празднике/официальном мероприятии. Причем в двух последних случаях они скрывались за ширмами или находились отдельно от мужчин. Если в семье были не слишком строгие правила, в дом могли пригласить для развлечения членов семьи певиц и танцовщиц, а к самым знатным семьям вообще могли присылать на праздники танцовщиц и музыкантов, подчиненных Палате обрядов и выступающих на королевских праздниках.
Следует также отметить, что внутри вышеописанных рамок существовало множество вариантов. В семьях, строго следующих правилам, девушки не посещали храмы, отправляя вместо себя прислугу с просьбами и дарами. В семьях, строго следующих правилам, жена отправлялась из дома мужа в гости в дом родителей только в случае болезни родителей или собственной болезни. В ряде случаев женщину из знатной семьи можно было увидеть, только заглянув за ограду дома, если она гуляла в саду достаточно близко к ограде. В других случаях о внешности и талантах женщин из знатных семей узнавали только с чужих слов, даже если речь шла о будущей жене. :D
Разумеется, во всем были свои нюансы. Особенности жизни слабого пола были разными в зависимости от того, шла ли речь о девушке, замужней женщине, вдове в трауре или вдове, давно схоронившей мужа; разными были нравы в столице и в провинции, многое зависело от характера женщины и ее родственников. Были те, кто нарушал правила, для вида соблюдая приличия; были те, кто нарушал правила внаглую и без стеснения - их наказывали, если все выходило на свет. Но для большинства знатных женщин - даже живущих относительно свободно по тем временам - окружающий мир был ограничен женской половиной усадьбы, несколькими посещаемыми при поездках местами и улицей возле ворот усадьбы. В одной фантастической новелле есть история о том, как злой дух в обличье женщины ночью заманил и соблазнил юношу. Мнимая женщина рассказала, что она с подругами стояла, болтая, у ворот дома, внезапно ехавшая по улице повозка потеряла управление и чуть не сбила ее с ног, женщина в испуге бросилась в ближайший переулок - и заблудилась, не сумев вернуться домой. Юноша поверил в это, потому что отойдя даже на небольшое расстояние от ворот усадьбы, женщина "с женской половины" оказывалась, по сути, в незнакомом городе и становилась беспомощной - и это было единственное приемлемое для корейца эпохи Чосон объяснение того, почему приличная девушка/женщина ходит по улице после наступления темноты (Кроме варианта "Она неприличная женщина", естественно :D ).
Ну и справедливости ради стоит сказать, что свобода женщин из простонародья тоже вряд ли могла быть поводом для зависти. Во-первых, в эпоху, когда не было бытовой техники и полуфабрикатов, а число детей в семьях редко ограничивалось одним-двумя, у женщин было мало свободного времени. Проще говоря, они могли делать все что угодно в свободное от стирки, уборки, штопки, шитья, готовки, ухода за детьми и стариками, ухода за домашними животными и работы в поле/мастерской/лавке время. С учетом того, что для готовки, например, надо было молоть муку, таскать воду из колодца, ощипывать кур и т. п., свободного времени после всего вышеописанного вряд ли оставалось много. :rotate: Во-вторых, даже если женщина могла свободно распоряжаться деньгами - а такое бывало редко - в бедных и/или незнатных семьях было мало денег. Так что досуг бедных и незнатных женщин вряд ли был более разнообразен, чем досуг знатных девиц и дам. ))
______

Упоминание еще парочки реалий повторяется в нескольких просмотренных дорамах, но я не знаю, как с ними дела обстояли в исторической реальности. Поэтому хочу уточнить их у людей, которые "курят" Чосон - вдруг кто-то сможет ответить. ))
1. В дорамах часто упоминается, что после женитьбы принцы крови живут за пределами дворца, а члены королевской семьи не имеют права занимать чиновничьи должности и участвовать в управлении страной. Это действительно так?
2. Упоминается также, что с момента начала отбора супруга/супруги для наследного принца или принцессы вплоть до свадьбы вводится запрет на браки. Это действительно так? Касается ли это на самом деле только брака наследного принца? Или наследного принца и старшей принцессы? Или всех детей короля? Запрещается ли брак только семьям янбан или всем сословиям?
Заранее признателен, если кто-то сможет помочь. :)
______

Ну и еще запишу несколько бытовых деталей, знакомых на основе просмотренных дорам и прочитанных книг - себе на память.
* В Европе люди молятся или просят о чем-то, складывая руки. В старой Корее люди при просьбе или молитве потирали ладони.
* Книги в Корее распространялись в рукописях или ксилографах - своеобразном способе печати, принятом на Дальнем Востоке. Зеркальное изображение сразу двух страниц текста вырезалось на доске, затем смазывалось тушью и отпечатывалось на бумаге. Листы бумаги складывались пополам, и каждая половинка составляла одну страницу, а потом их сшивали вместе с обложкой желтого цвета - получалась книжка. Таким образом печатали и делали все корейские книги - от дорогих изданий для королевских библиотек до дешевых, рассчитанных на читателей из простого народа. Разница была лишь в качестве бумаги - например, повести считались "низкой", простонародной литературой, поэтому и печатали их часто на тонкой серой бумаге очень плохого качества, но зато они стоили дешево и были доступны даже беднякам. В изданиях, рассчитанных на богатых покупателей, использовалась белоснежная шелковистая бумага, иногда с рисунками или узорами. Кроме того, для книг богатых людей часто делали обложки из шелка.
* Дома в старой Корее, как и одежда, служили наглядной демонстрацией доходов и статуса их владельцев. Дома были либо с черепичной крышей - у богатых людей, либо с соломенной или тростниковой. Ограда вокруг дома была в зависимости от благосостояния владельца каменной, глинобитной или деревянной. В усадьбах высшей знати и высших сановников ворота были красного цвета - это обозначало статус владельца усадьбы; выражение "зеленые окна, красные двери" (т.е. окна с зелеными ставнями) означало "дом богатого и знатного человека". Главный дом в богатой усадьбе окружала терраса с витыми столбами и резными перилами. Стекло для окон в Чосоне практически не использовалось - окна, защищенные решетчатыми ставнями, затягивались промасленной бумагой или тонким светлым шелком, пропускающими свет.

@темы: Есть вопрос, Историческое или вроде того, Корея, Ликбез, Нарочно не придумаешь, Про кино

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Yellow submarine #6

главная