20:33 

лейтенант Немо
Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Продолжаю записывать впечатления о прочитанных в прошлом году книгах (в данном случае книгах Толкина).
Небольшая "солянка" из впечатлений.


* Забавно, но чтобы понять некоторые детали в ВК, мне понадобилось "Историю Средиземья", "Письма", "Сильмариллион" и половину ВК на английском и еще кое-что прочитать предварительно. Х)) Вот такая невнимательность. ))
Например, то, что Фродо получает перед походом в Мордор свет Эарендила. Проще говоря, получает единственную существующую в мире частицу неоскверненного света Древ Валинора (Солнце и Луна все-таки осквернены). Ничего удивительного, что этой склянкой удалось не только Шелоб шугануть, но и магическую защиту врат орочьей крепости преодолеть (а после призыва к Элберет - и врата обрушить). И при том у этого артефакта, так же как и у Сильмарилов, было определенное... можно сказать, взаимодействие с тем, кто его использовал - моральный настрой хоббитов в тех ситуациях тоже немаленькое значение имел. )
Или "Руки короля - руки целителя". Я, увы, далеко не сразу понял, что это на самом деле не отсылки к каким-то там европейским средневековым традициям, все проще. Короли Гондора - это прямые, пусть и очень отдаленные потомки эльфов и, главное, майа Мелиан, и благодаря этому они обладают определенными сверхъестественными способностями - по крайней мере, более высокими, чем у обычных людей. (Именно поэтому Арагорн произносит "жаль, что здесь нет Элронда - он старший и мудрейший из нашего рода" и именно поэтому сыновья Элронда помогают Арагорну в Палатах исцеления - они ведь тоже потомки Мелиан). Поэтому способность истинного короля Гондора исцелять прикосновением от вызванных сверхъестественными причинами недугов - это... ну, такой своеобразный ДНК-тест, скажем так. х)) Если ты на это способен, - значит, не какой-то там самозванец, а настоящий потомок эльфов и воплощенного божества. Все просто. ))


* С Гвиндором тоже сперва один момент понять не мог. Ну, то, что Гвиндор "превратился ныне в согбенную, робкую тень своего былого обличья и былой удали". Сам этот момент было легко понять и представить: Ангбанд - это не курорт. Но вот когда я дальше читал, некоторые моменты с вышеупомянутой характеристикой уже как-то не стыковались. Например, сначала Гвиндор отговаривает Белега попытаться освободить Турина (легко понять: ценный пленный, находящийся под охраной в лагере большого войска, а освободить его попытается одинокий эльф - ну, возможно, при помощи вооруженного коротким мечом калеки (последнее шансы на успех "существенно повышает", да)). Тем не менее в итоге Гвиндор соглашается помочь Белегу в, по-хорошему, безрассудной вылазке, рискуя умереть или вновь оказаться в рабстве после нескольких дней наконец-то обретенной свободы. Правда, потом он приходит в ужас при виде лица Турина, зарубившего друга, но потом берет себя в руки, берет с собой почти невменяемого Турина и идет в Нарготронд. Идти приходится поздней осенью и зимой многие сотни лиг через не случайно носящий свое название Таур-ну-Фуин и разные, пардон, гребеня, где ходят орочьи отряды, водится разная живность, включая хищников, да и банды на разоренных землях встречаться могут; это не говоря уже о том, что пищу или лекарства взять особо негде - охотиться разве что. Одинокому калеке в такой ситуации и так нелегко пришлось бы, хорошо, если выжить удастся - а когда нужно непрерывно заботиться о недееспособном человеке, который, вообще-то этому Гвиндору никто и зовут никак и является сейчас не подмогой, а обузой? Какой смысл зашуганной и сломленной пленом личности такую ответственность на себя взваливать? Однако же Турин пришел в Нарготронд живой-здоровый и невредимый - мини-квест удался.
В общем, сперва у меня получалась нестыковка - в том плане, что, по сюжету судя, Гвиндор получался личностью таки не сломленной и робкой, а сильной, ответственной и иногда до безрассудства смелой. И только потом я вспомнил про "все познается в сравнении" и про то, что персонажи "Повести" могут... ну, "немного" отличаться по моральным и физиологическим характеристикам от окружающих меня людей. Равно как и о том, что Гвиндор в битве Нирнаэт вражеские войска, как сухой тростник, рубил, и чуть в тронный зал самого Моргота не вломился. Так что да, с т.з. стандартного обывателя вроде меня Гвиндор после плена - это морально сильная, ответственная и порой - смелая до безрассудства личность. И в то же время - не более чем "зашуганное" и с трудом узнаваемое подобие того, кем он был раньше. (

* Маблунг - еще один персонаж из разряда "странные они, эти эльфы :)".
Итак, ситуация: Морвен (которая, судя по всему, наряду со своим сыном оказалась уязвима для проклятья - "одержимость обреченной", да) желает получить новости о сыне, и ради этого не желает ждать, а хочет отправиться к логову Дракона вотпрямщас, лично (видимо, считая, что если беззащитная и ничего не знающая о боевых действиях женщина отправится к логову одного из самых опасных существ Средиземья, рядом с которым к тому же орочьи отряды находиться могут, то она и разведку сможет провести наилучшим образом, и Турину, если он в плену, поможет в одиночку, ага). Тингол отправляет отряд из тридцати лучших пограничных стражей под командованием Маблунга сопровождать ее тайно или явно и дает Маблунгу инструкции - удерживать леди или тем паче возвращать ее назад он не вправе; он отправляется с ней исключительно как охранник и сопровождающий всюду, куда она направится, и обязан защищать ее от опасностей и помогать в ее намерениях, а заодно разведку провести. Учитывая, что просто проводить разведку в таких краях довольно опасным делом было бы, приказ сопровождать туда в качестве охранников беззащитных женщин человеческого рода (одной из которых всенепременно надо чуть ли не в логово дракона залезть)... В общем, именно это у людей "собачьей службой" наверняка и называется. А в процессе сопровождения еще и нецензурно называться может х) Правда, лично лезть поближе к вратам Нарготронда Маблунг женщинам в конечном итоге все же запрещает - вопреки желанию Морвен; оставляет ее с дочерью под охраной в парочке лиг от моста, а сам с подчиненными отправляется на разведку - переправляется через Нарог, через который там иначе как по мосту перебираться опасно для жизни было, и "устраивает экскурсию" в провонявших драконьей вонью, полных почти разложившихся трупов и страшных следов разгрома залах и покоях Нарготронда, превратившихся сейчас в драконью пещеру. В конечном итоге он узнает, что слухи лишь отчасти верны - Глаурунг действительно живет здесь, но заколдованного им Турина здесь нет. Но хотя сведения собрать удалось, женщины, которых он обязан охранять, пропали без вести. "Все, я обесчещен и недостоин высокого статуса в твоей стране", - заявляет королю терзаемый стыдом Маблунг, вернувшись в Дориат. "Не переживай так, с Глаурунгом и армия нолдор в боях не справлялась, бесчестья тут нет", - утешает его добрая Мелиан (не точно в таких словах, но смысл такой). - С такой силой не совладать никому из живущих ныне в Средиземье. - Вот-вот, не на твоей совести случившаяся беда, - добавляет и король, после чего утешенный Маблунг... отправляется на поиски и три года с небольшим отрядом странствует в гребенях по доброй трети Белерианда в поисках пропавших женщин или хотя бы вестей о них. Потому что хотя его за провал этой операции и не заклеймили навечно презрением (как ни странно х), но за случившееся себя он все равно считает в ответе. Интересная такая деталь. )) Уже сама по себе хорошо его характеризует. ) (Он у меня в тройку любимых персонажей этой повести вошел. Во многом из-за этой детали.)
Кстати, задумался о статусе Маблунга в Дориате. То, что он среди местной элиты был, - это как бы без вопросов (он наряду с Даэроном Тингола на устроенном Финголфином Пиру Воссоединения представлял, и занимает в пиршественном зале Менегрота место среди старейшин королевства - что примечательно, исполняющему обязанности пограничного стража приемному сыну короля Турину место за этими столами не полагалось, и прославленный следопыт Белег в составе королевских представителей на Пиру Воссоединения не упоминается, в Дориате свои вопросы статуса, видимо). Но о том, каким его статус был, я задумался из-за формулировки в оригинале - обращения к королю. "Choose you a new master of your hunters, lord" - "предводитель охотников" в переводе, буквально "хозяин охотников". Это обозначение статуса, отличающегося по значению от "господин, лорд, владыка" иногда встречается в текстах Толкина. Например, в одном из писем о Томе Бомбадиле говорится "Он — хозяин в особом смысле: он не ведает ни страха, ни тени желания владеть и подчинять. Он просто знает и понимает все то, что касается его в принадлежащем ему маленьком природном царстве. Он даже судить не берется, и создается впечатление, что не пытается исправить или устранить даже Иву." Тем не менее в своих землях Том властен отдавать приказы, и все существующее на них подчиняется ему. Элронда в оригинале тоже называют "мастер Элронд" - и легко заметить, что жизнь в землях этого хранителя Великого Кольца отличается от жизни в Лотлориэне, земле тоже хранящей одно из Колец леди Галадриэль: если землями Лотлориэна управляют, подчиняя их и изменяя по своей воле и превратив в край, где растут мэллорны и даже зимой зеленеет трава и цветут цветы, то жизнь Имладриса течет своим чередом в соответствии с местными законами природы, за тем лишь исключением, что там не ощущаются последствия осквернения мира. При этом Элронд властен отдавать приказы тем, кто живет в его землях. Так что, возможно, имелось в виду, что Маблунг не имеет права судить жителей Дориата или создавать законы - это прерогатива короля, - но при этом имеет права отдавать приказы местному населению или как минимум части местного населения, если эти приказы королевской воле не противоречат? Учитывая, что речь идет о сказании, которое так и не было полностью "переведено на английский" и тщательно отредактировано, возможно, не стоит уделять внимание отдельным формулировкам, но, с другой стороны, выводы на основе этих формулировок, вроде, другим текстам Толкина не противоречат. )

* Странной казалась и Финдуилас. Но, в отличие от Гвиндора и Маблунга, по-другому странной. Дело в том, что все три Великих сказания повествуют о том, как эльфийская принцесса влюбляется в смертного из знатного рода, предпочитая его знатному эльфийскому лорду. Но у Лютиэн и Идриль любовь была такая, как в целом расе эльфов свойственно - смертный мужчина был для них первой и единственной любовью, которой они всегда оставались верны. Финдуилас же была помолвлена с Гвиндором, но, продолжая питать к нему жалость и своеобразную любовь, одновременно и смертного любила. С учетом того, что для эльфов даже после смерти любимого влюбиться второй раз было... мягко говоря, не очень свойственно. А тут - при живом возлюбленном, с которым она обручена! И, кроме того, выбор Лютиэн и Идриль понятен и если на это с т. з. моральных качеств избранника посмотреть: если знатный эльф способен ради вожделения или выгоды наплевать на честь рода и семьи, на долг и обязательства, на данное слово, на морально-этические нормы и законы своего народа, более того - если знатный эльф способен докатиться до того, что по - человеческому - законодательству большинства современных стран уголовщиной является, - то это явно не лучшим образом характер знатного эльфа характеризует. (Не говоря уже о том, что "любовь", проявляемая по принципу "баба не имеет права добровольно решать, кто ей нравится и за кого ей замуж выйти, а если баба возомнила, что у нее такие права есть - пусть не обижается, если ее попытаются пристрелить или если ее и ее сограждан и близких обрекут на смерть, изгнание или рабство, самадуравиновата, классному мужику не дала, хрена там" - такая "любовь" далеко не у каждой человеческой крестьянки сочувствие и понимание вызовет; что уж об эльфийских принцессах говорить). Гвиндор же ничего подлого и непорядочного не сделал; вся его "вина" заключалась в том, что он после всего, что вынес в плену, уже не мог быть таким крутым воином, как прежде, и не был так красив, как раньше. Поэтому и отношение к этому любовному треугольнику "эльф-эльфийка-смертный" у меня не такое, как к двум другим. Задумаешься поневоле - а если бы Турин и Финдуилас живы остались? Через каких-то 40-50 лет - ничтожно короткий срок по эльфийским меркам - Турин бы тоже утратил былые доблесть и красоту, а потом и вообще одряхлел бы. Как бы тогда отнеслась Финдуилас к своей былой любви?
В общем, странная какая-то эльфийка - эта дочь Ородрета, имхо. Похоже, Рок/искажение и ее коснулись тоже.

Что-то длинные короткие заметки о впечатлениях у меня получаются, как я погляжу х)

@темы: Толкин и все, что с ним связано

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Yellow submarine #6

главная