20:18 

лейтенант Немо
Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Вся история средневековой Японии - в одном переделанном анекдоте:
- Как раз сейчас у горы Гдетояма правительственные войска сражаются с подлыми мятежниками.
- И кто из них - правительственные войска, а кто - подлые мятежники?
- Именно это они сейчас и выясняют.

* * *

Средневековыми рыцарскими романами (в первую очередь - незабвенным сэром Томасом Мэлори) навеяло:
Рыцари бывают разные - Зеленые, Черные, Красные...


Каждый раз, когда средневековые авторы романов понимали: "а из этих буковок в алфавите можно составить еще и вот такое имя", при дворе короля Артура появлялся новый рыцарь Круглого стола.


Король Артур в большие праздники не садился за пиршественный стол, не услышав о каком-нибудь чуде или не увидев его. А поскольку ездить в дальние страны и королевство бросать королю не пристало, Артур, как правило, сидел и ждал, пока чудо придет к нему само. Чудо, как правило, приходило. Иногда чудо даже посвящали в рыцари. После чего сэр Кей радостно возглашал: "Кушать подано, садитесь трапезничать, пожалуйста", и все начинали кушать.
Правда, эта традиция могла доставлять и определенные неудобства, потому что время от времени возникали ситуации вроде: "Сидели благородные рыцари и прекрасные дамы, радуясь трапезе и разговорам, и тут вбежала в зал черная собака, а за нею гналась девица в белых одеяниях на белом коне. И скрылись они бесследно. А потом вбежал в зал белый олень, и гнался за ним рыцарь в черных доспехах на черном коне, и скрылись они бесследно. А потом приехал карлик в красных одеждах на телеге и рассказал, что значило появление собаки, рыцаря, оленя и девицы. А потом явились пред всеми три девы в зеленых одеждах, и был у них в руках некий артефакт, и исчезли они бесследно. А потом явились пред всеми старец в лазурных одеждах и карлик в желтых одеждах, и был у них в руках некий артефакт, и исчезли они бесследно. А потом явилась пред королем и его рыцарями дева красоты невиданной в золотом венце и рассказала, что означало явление дев, карлика, старца и артефактов. И воспечалился тут король Артур, и понял он, что должен отправить своих верных рыцарей на подвиги и в квесты, потому что иначе по его замку и дальше будут бегать разная живность и разные личности, которые ни ему, ни Гиневре поесть спокойно не дадут. И отправились сэры рыцари на подвиги и в квесты, и много славных подвигов было в итоге свершено".
А с другой стороны, если бы был в рыцарских романах при дворе Артура более здоровый режим питания, то и подвигов с квестами в жизни славных рыцарей, может быть, было бы меньше. Х)


Хотя рыцарские романы и повествовали о героических подвигах и разных чудесах, это все-таки были не какие-то там сказки, а высокая литература (Ну, часть этих романов, по крайней мере). А потому описанию бытовых деталей и норм этикета в них уделялось большое внимание.
Мне даже мини-сценка представлялась - читает Кретьен де Труа своей покровительнице Марии Французской, графине Шампани роман "Ланселот или Рыцарь телеги":
- Однажды, когда обед был уже закончен и все собрались покинуть зал, вошел посланник и приветствовал королеву Гиневру и короля Горра, сидевшего подле нее, а потом всех остальных, и Кея, и мессира Гавейна. В руке у него было письмо, и он передал его королю, король же отдал его клирику, читавшему громко и внятно, и чтец зачитал письмо. В письме этом Ланселот приветствовал доброго и благородного господина короля Горра и благодарил за оказанные ему во время пребывания в Горре почет и приязнь, и писал, что он всецело к услугам короля. И сообщал он, что ныне пребывает в добром здравии и наилучшем расположении при дворе короля Артура, коий просил передать королеве, чтобы она, если будет на то ее пожелание, вернулась как можно быстрее в столицу в сопровождении Кея и мессира Гавейна.
Мария, вежливо: - Это очень интересно.
Кретьен: - Дальше будет еще интереснее, моя госпожа. :) Итак, после того письма пребывали все в великой радости и решили на следующий же день с первыми лучами солнца готовиться к отъезду. И, едва рассвело, были они уже полностью готовы к путешествию, и сели на коней и двинулись в путь, и король Горра со свитой сопровождал их и развлекал в долгом пути. Когда же он сопроводил их до границы своей страны и уверился, что они пересекли ее в безопасности, он попрощался с королевой, а также с ее спутниками. И когда подошел он к ней попрощаться, королева, желая выразить свою благодарность за всю ту доброту, которую он выказывал ей, обняла его и сказала, что и она, и господин ее король Артур пребывают всецело к услугам короля Горра; и лучшего обещания она не могла бы дать. И мессир Гавейн также обязался быть всецело к услугам...
Мария: - :yawn: Это очень интересно, но... обязательно ли было делать этот эпизод таким длинным?
Кретьен: - Как же иначе, моя госпожа? Ведь рассказ я веду о рыцарях и дамах учтивых и благородных, а не о быдле каком-нибудь. Дальше будет еще интереснее; слушайте. )))) Итак, мессир Гавейн также пообещал быть всецело к услугам короля Горра, почитая его другом своим и господином, и то же самое сделал и Кей, и все остальные из свиты королевы Гиневры. Король же пожелал им покровительства Господа нашего, дабы Он хранил их в пути. После чего...
Мария: - Это все очень хорошо, но ведь в этом романе наверняка и другие интересные эпизоды есть. Например, последний бой Ланселота с Мелеагантом.
Кретьен: - Да сколько там того боя Ланселота с Мелеагантом!
Мария: - :-( Но... мне просто интересно, чем все закончится.
Кретьен: - Да голову этому Мелеаганту отрубят и всего делов!
На самом деле я, конечно, утрирую и стебусь, но описания бытовых деталей и связанных с этикетом моментов занимают у Кретьена как минимум не меньше места, чем описания разных опасностей и поединков. И не знаю, как на самом деле нечто подобное воспринимала Мария Шампанская х), но мне это нравится вполне ))



Если верить рыцарским романам, дамы в легендарном средневеко-европейском обществе делились на "дам", "не дам" и "сэр рыцарь, я дам, но не вам".

Например, как поведал сэр Томас Мэлори в "Книге о сэре Тристраме Лионском", приключилась однажды в Корнуэльсе одна история (пересказ несколько вольный, но факты воспроизводятся в точности х) ):
Однажды случилось, что славный рыцарь сэр Блеоберис Ганский, близкий родич славного рыцаря Ланселота прибыл ко двору короля Марка и испросил милость у короля, чтобы король Марк исполнил одно его желание и отдал ему то, что приглянется ему у них при дворе. Услышав такую просьбу, подивился король Марк, но потому, что был тот рыцарем Круглого Стола и слава его была велика, он согласился исполнить, что он просит. И выбрал сэр Блеоберис для себя даму пригожую и вежественную, потому как больше при дворе короля Марка и во всем Корнуэльсе ничего хорошего не было, и брать там было нечего. И подумал сэр Блеоберис "Это я неудачно зашел", после чего и отбыл с сею мыслью и выбранной им леди. Была же это та самая дама, к которой в свое время в спальню захаживали и сэр Тристрам, и король Марк. И однажды вышло так, что король Марк с двумя рыцарями подстерег в засаде племянника своего сэра Тристрама, сэр Тристрам же и самому королю, и рыцарям, что были с ним, по кумполу надавал, ибо не признал их в темноте. И с тех пор не было меж сэром Тристрамом и его дядей королем Марком прежней любви, а вот меж сэром Тристрамом и той дамой любовь была, да еще и какая. А еще был у той дамы муж по имени сэр Сегварид, хоть и мало кого это волновало. И когда услышал сэр Сегварид, что жену его увез рыцарь короля Артура, тут же он облачился в доспехи и поскакал в погоню, чтобы спасти свою жену. Сэр же Блеоберис сэра Сегварида хорошенько отдубасил и жену ему не вернул, потому как был рыцарем вежественным и благородным. Когда же сэр Тристрам об том услыхал, он устыдился и горько опечалился, и в тот же миг он облачился в доспехи и уселся верхом на коня своего, а его слуга вез за ним щит и копье. Скакал сэр Тристрам во весь опор, и тут встретились ему сэр Саграмур Желанный, сэр Додинас Свирепый, сэр Ананас Сладчайший, сэр Адидас Непревзойденный, сэр Саргасс Высокий и сэр Расрасрас Никакой, а были все то прославленные рыцари Круглого Стола. И выбил их всех сэр Тристрам из седла, и сломал себе сэр Сагамур бедро, а остальные рыцари - руку, либо ногу, либо ребра. И открыл им сэр Тристрам, что он - сэр Тристрам Лионский, сын короля Мелиодаса и родной племянник королю Марку.
Возрадовались те рыцари, что пришлось им встретиться с сэром Тристрамом (я цитирую х) Правда х) ), сэр же Тристрам попрощался с ними и поехал дальше своей дорогой. И увидел он вскоре сэра Блеобериса и Сегривадову жену. И вызвал он сэра Блеобериса на бой, и начали они лупить и дубасить друг друга оружием, потому как оба они были рыцарями вежественными и благородными. И рубились они так больше двух часов, и порой бросались друг на друга с такою силой, что валились оба ничком на землю. Но под конец отступил сэр Блеоберис Ганский на один шаг назад и сказал так:
- Повремени, благородный рыцарь, - попридержи руку и давай побеседуем о наших родословных.
Сэр же Тристрам подумал, что, порубивши друг друга два часа, о родословных беседовать - самое то. И рассказал каждый из них о том, кто он и откуда. Узнав же, с кем он бился, возрадовался каждый из рыцарей, ибо высоко чтили они друг друга. И пришла тут им в голову, как ни странно, - наконец-то! - мысль спросить у самой дамы, кого она желает видеть своим возлюбленным.
И вот когда ее поставили между ними, она обратилась к сэру Тристраму с такими словами:
- Знай, о сэр Тристрам Лионский, что до недавнего времени ты был тем, кого я всех более на свете любила и на кого полагалась. И я думала, что ты тоже любишь меня больше, чем всех других женщин. Но когда у тебя на глазах этот рыцарь увез меня, а ты не попытался меня спасти, но позволил, чтобы за мной поехал мой муж сэр Сегварид, - тогда я перестала верить в твою любовь. И потому теперь я отказываюсь от тебя и отныне тебя больше не люблю.
Сэр Тристрам разгневался на нее за такие слова. Сэр же Блеоберис, дабы утешить сэра Тристрама, готов был отказаться от дамы и отдать ее ему. Тут дама, как ни странно, - наконец-то! - вспомнила о том, что у нее муж есть, и попросила отвезти ее в обитель, где муж ее лежал раненый. С тем простились они и разъехались - сэр Тристрам возвратился в Тинтагиль, а сэр Блеоберис поехал в ту обитель, где лежал сэр Сегварид, страдая от тяжких ран, и там он вернул ему жену и ускакал прочь, как благородный рыцарь. И при виде жены своей утешился сэр Сегварид; а утешился ли он больше тем, что увидел жену, или тем, что сэр Блеоберис прочь ускакал, - о том история умалчивает.

Или была еще история в славном Корнуэльсе: привезли однажды королю Марку прекрасный волшебный рог, из которого ни одна жена не могла пить питье, не пролив его, если была она неверна мужу. И призвал к себе король сто знатнейших дам в стране и жену свою Изольду и приказал им пить из рога. И лишь четыре выпили это питье, не облившись. Прихренел тут король Марк от этакой социально-демографической статистики и приказал сжечь всех неверных знатных женщин на костре. Но все его бароны тому воспротивились, потому как поняли, что если всех неверных дам сжигать, то славный Корнуэльс почти вовсе без женщин останется, и уж лучше жить с ... э-э... не совсем верными ледями, чем ну вовсе без ледей. И согласился тут король Марк со своими баронами.



Хотя, разумеется, рыцарские романы - это не только повод для шуток. ) В них бывают и интересные детали, события и персонажи, и концептуальные или вообще "крышесносные" моменты. Так что "упорка" продолжается - например, "Ланселот или рыцарь телеги" прочитан дважды в русском поэтическом переводе и дважды - в английском прозаическом (потому что русского прозаического перевода не было), на очереди - английский прозаический перевод романа "Ивейн или рыцарь со львом". А еще я недавно узнал, что существуют поэтические варианты кретьеновских "Ивейна" и "Персеваля" на среднеанглийском. Причем первое произведение - "Ивейн и Гавейн" - в большей мере нечто среднее между переводом и сокращенным пересказом, в то время как "Персеваль" - в большей мере самостоятельное произведение, продолжающее и завершающее кретьеновский сюжет. Не знаю, правда, стоит ли их читать полностью - впечатление от отрывков среднеанглийского "Ивейна" и предисловия к "Персевалю" как-то не очень. Так что пока я просматриваю текст "Ланселота" на старофранцузском - практически ничего не понимая х)) - чтобы уточнить один лингвистический момент, и жалею, что The Knightly Tale of Gologras and Gawain написана на средневековом англо-шотландском. ))
Такая вот средневековая литература ))

@темы: Юмор, стеб и им подобное, Про литературу, Мифология, мистика, легенды, Историческое или вроде того, Европа, Япония

URL
Комментарии
2017-04-23 в 05:24 

-Альса-
В чем и правда, если не в ногах? Не в крыльях же (с) Щербаков
Именно это они сейчас и выясняют :hlop: Прекрасно! :-D

2017-04-24 в 19:36 

лейтенант Немо
Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
-Альса-, японцам это, возможно, не очень прекрасным казалось.

Спасибо ))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Yellow submarine #6

главная