лейтенант Немо
Есть вещи слишком серьезные, чтобы о них говорить всерьез
Упорка по средневековой европейской литературе продолжается - например, сейчас я сравниваю кретьеновского "Персеваля" с валлийским "Передуром" и "Парцифалем" фон Эшенбаха. Сравнивать очень интересно - особенно в контексте кельтского эпоса и традиций средневековой европейской литературы в целом - и я очень жалею, у меня не получается пока найти роман "Корона" (немецкий, начало 13-го века) в переводе на английский. Пока мне попадались только статьи о нем и короткие аннотации, а мне очень хотелось его с "Ланселотом" Кретьена сравнить. Пока утешаюсь тем, что полный прозаический перевод "Парцифаля" на английский существует. Раньше думал, что такой длинный рыцарский роман даже не русском читать не осилю, но теперь заинтересовался, потому что в нем есть интересные и "вкусные" моменты, эпизоды с кельтско-эпической атмосферой и обоснуи, которых ни в валлийском, ни в кретьеновском варианте нет. (Хотя баги, натяжки, нестыковки и разные мелкие недостатки тоже имеются, конечно) Когда-нибудь я, наверное, очень много страниц серьезного флуда обо всех впечатлениях напишу, а пока будет немного впечатлений в виде стебчика по теме. ))


Кто видел имя Кингримурсель, тот над именем Блеоблихерис не смеется.

Король Марк входит в спальню к Изольде и видит в ее постели голого Тристана. Грустная Изольда:
- И сейчас ты, как всегда, предпочтешь поверить своим бесстыжим глазам и всяким подлым клеветникам, а не своей любимой и верной жене. :(


Краткий - и неточный х) - пересказ валлийской повести о Герайнте сыне Эрбина (для французов и других европейцев с континента - Эрек).
Жил-был доблестный рыцарь и наследник короля Герайнт. И было у него все, что нужно рыцарю для счастья: королевство, верные подданные, прекрасная и благородная жена, любящие родичи, добрая слава и т. п. А потом начал он много времени проводить в развлечениях и забыл о своих подданных и делах королевства, и жена его из-за этого горевала. Услышал однажды случайно Герайнт ее грустные слова о том, что ее муж утратил свою честь и славу, и приревновал свою жену, решив, что она сожалеет об их браке, и пришла ему в голову умная, как ему показалось, мысль: бросить отца, подданных и королевство и поехать вдвоем с женой в опасные гребеня, дабы найти там приключений на свою... кольчугу и показать жене, что вовсе он и не утратил честь и славу.
И вот ехали они по дремучим лесам, и попытались на них напасть четыре рыцаря, но Герайнт каждого из них выбил из седла. А потом поехали они дальше, и попытались на них напасть три рыцаря, но Герайнт каждого из них выбил из седла. А потом поехали они дальше, и попытались на них напасть пять рыцарей, но Герайнт каждого из них выбил из седла. А потом приехали они в большой город, и напал на них некий граф в сопровождении восьмидесяти воинов, и Герайнт каждого из них выбил из седла. А потом остановился Герайнт в пути и сказал: - Что-то странное. Сначала на нас напали четыре рыцаря, потом три, потом пять, потом восемьдесят. Я не могу просчитать разность этой арифметической прогрессии.
- Мой господин, - сказала на это его жена, - возможно, мы не имеем дело с монотонной числовой последовательностью в чистом виде. Я предполагаю, что численность каждого из рыцарских отрядов может зависеть от дополнительных факторов - например, от расстояния, которое мы проехали до встречи с каждым из отрядов.
- Ты права, женщина, - сказал Герайнт. - Поэтому я приказываю тебе теперь измерять расстояние, которое мы проедем.
- Да, господин, - ответила его жена, и они поехали дальше, и жена Герайнта измеряла расстояние, которое они проехали. И встретились им в пути изранивший Герайнта король карликового роста из Волшебного народа, а потом король Артур со всем его двором, а потом плачущая дама, а потом три великана, один из которых отправил Герайнта в нокаут, а потом некий граф, который стал домогаться жены Герайнта. Очнулся тут Герайнт, и зарубил графа, и сказал: - Я ничего не понимаю. Те, кого мы встречали теперь, не только хаотично отличаются численностью, но и принадлежат к разным расам. Я не могу просчитать закономерность...
- Возможно, все зависит от местности, по которой мы проезжали, господин, - сказала жена Герайнта.
- Ты права, женщина, - ответил Герайнт. - Поэтому мы продолжим путь, и ты будешь определять состав почвы, и состав атмосферы, и характер растительного покрова в той местности, которую мы проезжаем.
- Да, господин, - сказала жена Герайнта, но они не успели продолжить путь, потому что раздался шум приближения огромного войска, и Герайнт встревожился, потому что был сильно изранен, и драться с ними всеми ему бы никакое знание математики не помогло. Однако же войско приблизилось, и увидел Герайнт, что это отряд его союзника и друга, спешащий к ним на помощь. И посмотрел союзник-друг на окровавленного Герайнта и спросил: - Господин, у тебя есть многонаселенное королевство, и добрые друзья и союзники, и любящие родичи, и прекрасная и благородная жена. Ответь мне, господин, что же забыл ты в этих гребенях, подвергая себя и свою жену опасностям, унижениям и лишениям?
И задумался тут Герайнт, и не смог ответить. И понял он, что, может, и не утратил он доблесть, но часть разума, видно, утратил, раз решился на такие дела. А разум королю нужен не меньше доблести, иначе будут говорить о нем союзники и подданные - и говорить по праву -, что не того персонажа Передуром в валлийском эпосе назвали.
И извинился Герайнт перед женой, и вернулся домой, и правил подданными справедливо и достойно. И с тех пор он больше не путешествовал (с) ))
Кстати, если серьезно, валлийские повесть о Герайнте и повесть о хозяйке источника понравились мне гораздо больше кретьеновских "Ивейна" и "Эрека". Но это уже - тема для "много слов" ))


Сидят Ивейн и Персеваль, заполняют ту-ду-листы.
Ивейн: - Выбить из седла и тяжело ранить Кея - сделано.
Персеваль: - Выбить из седла и тяжело ранить Кея - сделано.
Ивейн: - Победить отважного воина из Волшебного народа - сделано.
Персеваль: - Победить отважного воина из Волшебного народа - сделано.
Ивейн: - Не узнать Гавейна и сразиться с Гавейном - сделано.
Персеваль: - Не узнать Гавейна и сразиться с Гавейном - сделано.
Ивейн: - Убить Черного лиходея и спасти его пленников - сделано.
Персеваль: - Убить Черного лиходея и спасти его пленников - сделано.
Переглянувшись: - Слушай, а сколько Черных лиходеев было в Британии? ... Ладно, проехали.
Продолжают записи.
Ивейн: - Спасти прекрасную знатную деву от вражеского войска и насильственного брака и отказаться на ней жениться - сделано.
Персеваль: - Спасти прекрасную знатную деву от вражеского войска и насильственного брака и отказаться на ней жениться - сделано.
Кондвирамур (возлюбленная Парцифаля в германской версии): - Кгм-кгм! Что значит "отказаться на ней жениться", а?! У тебя два сына, между прочим.
Персеваль: - Э-э, дорогая, отказ от женитьбы был только в валлийской версии. :shuffle2: А так - я тебя люблю, Гамурет мне папа! :)
Кондвирамур: - Ну хорошо, а то смотри у меня. :nunu:
Ивейн: - А на что ему смотреть-то? Я вообще слышал, что квест с Граалем только девственник выполнить может.
Кондвирамур и Персеваль: - ЧЕГО-ЧЕГО?!
Ивейн: - Ладно, проехали, - продолжая заполнять список: - Убить великана - сделано.
Персеваль: - Убить великанов - сделано... - внезапно с тяжелым вздохом. - А я тут подумал - а как я живу? - (заглядывая в ту-ду-лист Ивейна) - Да как все рыцари! Сплошная рутина, никакой оригинальности :(
Ивейн (заглянув в ту-ду-лист Персеваля): - И я тоже как все живу. ((( Обыденность сплошная ((( А хочется иногда чего-нибудь... особенного, чего-нибудь романтического. Ну, например...
Повеселевший Персеваль: - Ну, например, у меня сын однажды приплыл домой на лодке, влекомой лебедями.
Мимопроходящий Гарет: - В первом продолжении кретьеновского "Персеваля" сказано, что на лодке с лебедем домой приплыл я. :)
Персеваль, пристально оглядев Гарета: - До проведения генетической экспертизы отказываюсь считать себя твоим отцом!
Гарет: - А я до проведения генетической экспертизы отказываюсь считать себя твоим дитем!
Мимопроходящий Лот Оркнейский: - Вот-вот, поддерживаю!
Персеваль: - И все равно семья - это прекрасно. У меня, например, брат - долматинец! )))
Ивейн, Лот, Гарет: - ЧЕГО-ЧЕГО?!
Персеваль: - Что слышали. )) У меня отец в немецкой версии был белый, его первая жена - чернокожая, а автор - средневековый немец, который ничего не знал о мулатах. Так что брат у меня долматинцем получился.
Ивейн: - Да, семья, личная жизнь - это не какая-то там скучная рутина. Я вот, когда меня жена бросила, тоже все бросил - по лесам скитался, чуть с голода не помер.
Персеваль: - Ну ты даешь, герой-любовник! Надеюсь, в другой версии у тебя все хоть не так трэшево.
Ивейн: - Конечно! :) В другой версии я просто с ума сошел и по лесам нагишом бегал ))
Персеваль: - :facepalm:
Ивейн: - А сам-то? Мне вспоминается некая Ангарад Золоторукая...
Кондвирамур: - А ну-ка подробнее. Какая такая Ангарад? :nunu:
Персеваль, торопливо: - Дорогая, это только в валлийской версии было, правда-правда. А так - я только тебя люблю, Моргана мне прапрабабушка. :)
Ивейн: - Какая Моргана? Случайно не та, которую моей мамой во французской прозе называют?
Переглянувшись: - А сколько всего фей Морган было на свете?
Мимопроходящая Моргана: - До проведения генетической экспертизы идите все нахрен! Развелось, понимаешь, родичей и любовников - пожить спокойно не дают! :bubu:
Мимопроходящий Гавейн: - Госпожа, что касается обилия родичей, друзей и любовных историй...
Моргана - Гавейну: - Ты - Первый рыцарь и самый популярный бренд артурианы, тебе это по должности положено. (подумав) - Кстати, лично ты можешь моим родичем считаться, ладно уж.
Гавейн: - Спасибо, госпожа.
Радостный Ивейн - Персевалю: - Видишь, любовь, семья и дружба - это здорово. :) Не так уж это и скучно - рыцарем быть. )) Зря мы все время жалуемся - "рутина, рутина" )
Персеваль: - Это точно. :)


Ланселот и Гавейн заполняют ту-ду-листы.
Ланселот: - Освободить королеву Гиневру от плена в волшебной стране - сделано.
Гавейн: - Освободить королеву Гиневру от плена в волшебной стране - сделано.
Переглядываются.
Ланселот: - Благородный сэр, королева Гиневра, похищенная злодеем из волшебной страны, была только одна. И рыцарь, который спас ее, должен быть только один.
Гавейн: - Вы правы, благородный сэр, и в достоверных источниках наверняка сказано, кто был этим рыцарем. Вот только какую книгу считать более достоверным источником?
Ланселот: - Достойный сэр, если вы предпочитаете верить плохо написанным немецким стишкам...
Гавейн: - Достойный сэр, если вы предпочитаете верить французскому роману, где обоснуев погибло больше, чем доблестных рыцарей...
Переглядываются снова.
Вместе: - Мда. И ведь кельтской версии не сохранилось.
Помолчав немного, вместе: - У меня больше причин ее спасать!
Ланселот: - Она - моя любимая!
Гавейн: - Она - моя родственница!
Хором: - Она - моя королева, в конце концов!!
Мимопроходящий Тристан: - Стоп-стоп-стоп. - Гавейну - Она - жена твоего дяди? - Ланселоту - А любовник ее - ты? :hmm: Ерунда какая-то у вас в Логрии с семейной и личной жизнью получается; вот у нас в Корнуэльсе все гораздо лучше.
Куртуазные Гавейн и Ланселот: - Да пошел ты нахрен!
Тристан: - Ага, понял, ухожу.
Гавейн и Ланселот, задумавшись: - А что же делать-то, а?
Мимопроходящая Гиневра: - До проведения тщательной литературоведческой экспертизы категорически отказываюсь признавать, что Мелеагант похищал меня дважды!
Гавейн и Ланселот: - Разумеется, Ваше Величество.
Мимопроходящий Мелеагант: - А есть версия, где я сделал Гиневру своей наложницей и ее спасти никто не смог?
Куртуазные Гавейн, Ланселот и Гиневра: - Да пошел ты нахрен!
Мелеагант: - Ага, понял, ухожу.
Гавейн, подумав: - Ну что ж, раз кельтские прототипы отсутствуют, а первым был написан роман Кретьена, то, полагаю,...
Ланселот: - То, полагаю, фиг с ними, с немцами и французами! )) Давайте пока считать, что это была совместная операция Гавейна...
Гавейн: - ... и Ланселота. ))
- :friend:


А еще в романах, выложенных в онлайн-библиотеках, иногда встречаются забавные опечатки. Например, "И да храпит тебя любовь". (и да похрапывает долго).
На самом деле "и да хранит", конечно, напечатать хотели. х)
А в другой главе король говорит уезжающему в странствие главгерою: "«Не откажи мне в праве быть опорой твоей державе, союзником твоей жопы в час мира, как и в час войны!..»
Я долго (и задыхаясь от смеха) умилялся стремлению короля быть союзником и опорой ... э-э... пятой точки родича-главгероя. Хотя, конечно, понятно, что рифмой к слову "война" должно было быть слово "жена", а не то, что напечатали. ) Опечаточка по Фрейду, как говорится х)


В общем, рыцарские романы - это интересно. ) И позитива добавляет иногда ))

@темы: Юмор, стеб и им подобное, Про меня, Про литературу, Нарочно не придумаешь, Мифология, мистика, легенды, Европа